Выбор сказок

Категории раздела
Владимир Машков [29]
Последний день матриархата
Михалков Сергей [74]
Басни
Валерий Медведев [27]
Приключения солнечных зайчиков
Григорий Ильич Мирошниченко [27]
Юнармия
В стране вечных каникул [55]
А. Алексин
Истории про изумрудный город [208]
ВОЛКОВ Александр Мелентьевич
Три толстяка [14]
Юрий Олеша
Алёнушкины сказки [9]
Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
Баранкин, будь человеком! [36]
Дочь Гингемы [15]
Сергей Сухинов
Юмористические игры для детей [196]
Ходячий замок [20]
Мурли [19]
Сказки для тебя [71]
ВОЛШЕБНЫЕ СКАЗКИ [68]
Приключения Тома Сойера [81]
Приключения двух друзей [46]
Проданный смех [84]
Приключения Рольфа [71]
Эрнест Сетон-Томпсон
Легенды ночных стражей. Осада [38]
Новые приключения Буратино [54]
Актуальные сказки [77]
Уральские сказы [99]
Пеппи Длинный чулок [31]
Интересное [2]

Воити


Последнее прочитанное
ОДИН ПРОТИВ ОДИННАДЦАТИ
НЕРАЗГАДАННАЯ ЗАГАДКА
УЧИТЕЛЬ ТАНЦЕВ РАЗДВАТРИС
ДРАГОЦЕННЫЙ ТАЛИСМАН
ОТВЕТ ОТЦУ
Папенькин сыночек
КАПСЮЛЬ БЕЗ БОМБЫ
СТРАННОЕ СЕЛЕНИЕ
Барабанщик
КОРОЛЬ В ПЛЕНУ
СУД НАД КОТЕНКОМ ЭВРИКОЙ
ПРОЩЕНИЕ
ЗАВТРАК В БУЛОЧНОМ КОРОЛЕВСТВЕ
КОРОЛЕВА ПОЛЕВЫХ МЫШЕЙ

Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Начало сказки

Попасть в сказку

Вход
Добро пожаловать Гость | RSS


Сказки


Пятница, 30.07.2021, 08:20
Главная » Статьи » Проданный смех

ШТОРМ

 Рассказ Крешимира глубоко взволновал Тима. И море в эту ночь разбушевалось. Тим спал неспокойно — метался в постели, ворочался с боку на бок. Вдруг в его чуткий сон ворвался грохот грома. Секунду спустя в глаза ему — сквозь закрытые веки — сверкнула ослепительно яркая молния. И снова — во сне или наяву? — раздался удар грома. 
Тим вскрикнул и в испуге проснулся. Ему показалось, что сквозь грохот грома он расслышал свой собственный смех. Он протёр глаза, и взгляд его упал на иллюминатор: через круглое толстое стекло в каюту, прямо ему в лицо, пристально смотрели водянисто-голубые глаза. Тим в ужасе снова смежил веки. Обливаясь холодным потом, не в силах пошевельнуться, он так и остался сидеть, наклонившись вперёд. Прошла, казалось, целая вечность, прежде чем он отважился опять открыть глаза и тихонько позвать Крешимира. 
Стюард не отзывался. Там, за бортом, за тонкой железной стеной, бушевало море, с грохотом ударяя об неё через равные промежутки времени. Тим не решался больше взглянуть в иллюминатор. Он позвал Крешимира погромче. Но тот всё не отзывался. Тогда Тим крикнул так, что сам испугался своего голоса: — Крешимир! Но и на этот раз не последовало никакого ответа. Тим закрыл глаза, чтобы не смотреть на иллюминатор, и ощупью нашёл над головой тоненький провод лампы. Когда провод оказался у него в руках, он от волнения рванул его изо всех сил. 
Но свет зажёгся, и Тим открыл глаза. Как только исчезла темнота, попрятались по углам и страхи; Тим перегнулся через край койки и посмотрел вниз. Постель Крешимира была пуста. И снова из углов каюты поползли страхи. 
Увидев в зеркале над умывальником своё искажённое испугом лицо, Тим испугался ещё больше. Но каким-то странным образом это зрелище собственного отражения в зеркале дало ему толчок к действию. Он вскочил с постели и начал поспешно одеваться. У него было такое чувство, будто все страхи собрались в его отражении, а сам он от них свободен и может делать что хочет. Теперь у него хватило смелости выбежать из каюты в коридор. Ощупью пробрался он по качающемуся кораблю к железной лестнице и поднялся наверх. 
На палубе его окатила набежавшая волна, и он промок до костей. Но, хватаясь за тросы, он продвигался по качающемуся скользкому баку всё дальше и дальше; с отчаянной ловкостью вскарабкался на шлюпочную палубу и, добравшись наконец до штурвальной рубки, вошёл в неё. Здесь было тепло и дымно: маленькая лампочка из толстого стекла тускло освещала рубку. Рулевой Джонни, великан из Гамбурга, смотрел на мальчика со спокойным удивлением: — Что это тебе понадобилось в такую погоду здесь, наверху? — Рулевой, где Крешимир? Тим почти прокричал свой вопрос, чтобы заглушить рёв волны, ударившей в эту минуту о борт корабля. — Крешимир болен, малыш.
 Но ты за него не беспокойся! У него аппендицит, а от этого в наше время не умирают! — Где он? — упорно повторил Тим. — Где он сейчас? — Неподалёку от нас случайно оказался патрульный катер. Он отвёз его на берег. А ты разве не слыхал, как машина смолкла? — Нет, — уныло ответил Тим. И, стараясь говорить спокойным голосом, добавил: — Крешимир не заболел. Всё это устроил барон. Я видал его глаза в иллюминаторе. — Ты видал глаза барона в иллюминаторе? — рассмеялся Джонни. — Это, паренёк, тебе пригрезилось.
 Давай-ка раздевайся, возьми вон то одеяло и ложись спать тут на скамейке. Здесь у меня тебе наверняка не приснится эдакая дрянь! В тёплой штурвальной рубке, поблизости от добродушного Джонни, Тиму и в самом деле стало казаться, что всё это просто ему померещилось. Но тут он снова вспомнил радиопередачу об исчезновении барона из Рио-де-Жанейро и своё отражение в зеркале над умывальником — дрожащее, искажённое гримасой лицо. И понял, что барон способен на всё. И в то же время решил никогда больше, насколько это будет в его силах, не бояться барона. Потому что, к счастью, Тим видел барона и в минуту слабости.
 Наконец он молча лёг на привинченную к полу скамейку с матрацем. Скамейку качало вверх и вниз и из стороны в сторону, потому что качка здесь, наверху, чувствовалась ещё сильнее, чем внизу, в каюте. Смятенные мысли и странное ощущение где-то под ложечкой не давали Тиму уснуть. Час проходил за часом, а он всё не спал и не спал. Джонни спокойно стоял у руля, раскуривая сигарету за сигаретой. Шторм понемногу начал стихать. 
В течение всех этих часов Тим перебирал в уме самые невероятные пари. Пари, которое он теперь заключит, будет настолько нелепым и неисполнимым, что он проиграет его во что бы то ни стало. Барон нагнал на него страху — ну что ж! Пусть-ка теперь у него самого от страха поджилки трясутся! Однако, сколько Тим ни думал, он не мог выдумать такого пари, которое было бы не по плечу барону. Ну, предположим, Тим поспорит, что лесной орех больше кокосового. Во-первых, какой дурак согласится об этом спорить. 
И потом, вполне возможно, что Треч уж разыщет такое местечко на земле, где лесные орехи и вправду больше кокосовых, да ещё позаботится, чтобы их корабль туда причалил. И Тим отбрасывал это пари так же, как многие другие, придуманные в эту ночь. Случай с трамваем, в котором он ехал на вокзал с господином Рикертом, то и дело приходил ему в голову. «А что, если выдумать что-нибудь такое, — подумал он вдруг, — чтобы нельзя было сослаться на оборванный провод? Что, если заставить эту громоздкую железную махину, называемую трамваем, оторваться от рельсов и взлететь в воздух? Ведь трамвай всё-таки не ласточка. 
А Треч, при всех своих дьявольских возможностях, всё же не чародей!» Тиму показалось, что он нашёл ахиллесову пяту барона. Он приподнялся на локтях и сказал: — Рулевой, знаете, в Генуе есть летающие трамваи! — Ложись-ка и спи! — ответил Джонни, не особенно удивившись. — Опять тебе что-то примерещилось. — Нет, рулевой, я вовсе не сплю. И это совершенно точно: в Генуе есть летающие трамваи. Давайте спорить на бутылку рома! — Ерунда! — сказал Джонни. — Выдумки! Кроме того, мне не совсем ясно, откуда ты возьмёшь деньги на бутылку рома. — Бутылка лежит у меня в рюкзаке, — соврал Тим. — Ну так как, спорим?
 Джонни повернулся к нему лицом: — Даже если бы ты спорил со мной на миллион, я всё равно бы в это не поверил. Слишком уж хорошо я знаю и Геную и трамваи! — В таком случае вы можете спорить безо всякого риска. Бутылка рома — ведь это для рулевого просто клад! — Даёшь мне честное слово, что, если я с тобой поспорю, ты тут же уляжешься и закроешь глаза? — Честное слово! — крикнул Тим. Тогда рулевой протянул ему руку и сказал: — Если в Генуе…
 Он запнулся, потому что в этот момент что-то пронеслось мимо окошка штурвальной рубки, стукнувшись на лету о стекло. Но, видно, так — какой-то пустяк, Джонни не обратил на это никакого внимания. Он повторил: — …если я увижу в Генуе хоть один летающий трамвай, я проиграл пари и ты получишь бутылку рома. А если не увижу ни одного, значит, бутылка в твоём рюкзаке — моя. Ну вот, а теперь будь-ка любезен лечь. 
Через три часа тебе выходить на работу. На этот раз Тим и вправду уснул. Ему снилось, что он слышит во сне свой собственный смех. И в этот смех врывалось дребезжание трамвая, который проносился над его головой прямо по небу. Когда рулевой Джонни разбудил Тима на рассвете, в ушах его всё ещё дребезжало. И от этого звука ему было как-то не по себе.
Категория: Проданный смех | Добавил: tyt-skazki (19.10.2013)
Просмотров: 985 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Слушать сказки

Популярное
ГНОМ В КАРМАНЕ
Непокорный князь
БАБУШКИНЫ ПИРОЖКИ и канадская технология
Цвет Измены
НЕТ КОЗЫ С ОРЕХАМИ
ТИТО
ОЗМА И ЕЕ ДРУЗЬЯ
Заяц и еж
ПОИСКИ ОЗМЫ
ОЗМА И ДОРОТИ
ИМЕНИТЫЕ ГОСТИ
ОДИНОКАЯ УТКА
КОРОЛЬ ГНОМОВ СЕРДИТСЯ

Случайная иллюстрация

СказкИ ТуТ © 2021