Выбор сказок

Категории раздела
Владимир Машков [29]
Последний день матриархата
Михалков Сергей [74]
Басни
Валерий Медведев [27]
Приключения солнечных зайчиков
Григорий Ильич Мирошниченко [27]
Юнармия
В стране вечных каникул [55]
А. Алексин
Истории про изумрудный город [208]
ВОЛКОВ Александр Мелентьевич
Три толстяка [14]
Юрий Олеша
Алёнушкины сказки [9]
Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
Баранкин, будь человеком! [36]
Дочь Гингемы [15]
Сергей Сухинов
Юмористические игры для детей [196]
Ходячий замок [20]
Мурли [19]
Сказки для тебя [71]
ВОЛШЕБНЫЕ СКАЗКИ [68]
Приключения Тома Сойера [81]
Приключения двух друзей [46]
Проданный смех [84]
Приключения Рольфа [71]
Эрнест Сетон-Томпсон
Легенды ночных стражей. Осада [38]
Новые приключения Буратино [54]
Актуальные сказки [77]
Уральские сказы [99]
Пеппи Длинный чулок [31]
Интересное [2]

Воити


Последнее прочитанное
СКАЗОЧКА ПРО КОЗЯВОЧКУ
НОВЫЕ ТРЕВОГИ
Все стало на свое место
СТРАШИЛА-«ЗАГОВОРЩИК»
КАК ВЕРНУЛИСЬ К ЖИЗНИ СТРАШИЛА И ЖЕЛЕЗНЫЙ ДРОВОСЕК
ИЗУМРУДНЫЙ ГОРОД
РОМАШКА И РОЗА
Поворот на дороге
ЗАВТРАК В БУЛОЧНОМ КОРОЛЕВСТВЕ
В СТРАНЕ МИГУНОВ
ПРИЕМ У ОЗМЫ
РУГГЕДО РАСКАЯЛСЯ
ПРИНЦЕССА ДОРОТИ
ПРОЩАНИЕ С ПОМОЩНИКОМ

Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

Начало сказки

Попасть в сказку

Вход
Добро пожаловать Гость | RSS


Сказки


Воскресенье, 26.05.2024, 02:28
Главная » Статьи » Приключения Рольфа

К верхнему Гудзону культиватор hyundai
Поселенец Хелет, у которого было плоскодонное судно, охотно давал его своим соседям, когда им необходимо было перебраться на ту сторону озера.
 Утром в тот день, когда был назначен отъезд, на борту его, где уже находились фургон и лошади голландца, а также и лодка, поместились голландец, Куонеб и Рольф. Скукум занял место в носовой части судна, и всё было готово к отъезду.
 Рольфу было очень грустно расставаться с семьёй голландца. Жену последнего он полюбил как мать, а детей его — как братьев и сестёр. — Приходи к нам, милый, поскорей! Навести нас! — сказала голландка, целуя его, а он поцеловал Аннету и остальных детей. Взойдя на судно, они длинными шестами оттолкнули его от берега на более глубокое место и только тогда взялись за вёсла. Дул восточный ветер, и они поспешили воспользоваться покрышкой фургона вместо паруса. 
Часа два спустя судно благополучно причалило к западному берегу, где находился местный склад и откуда начиналась дорога к реке Шрун.
 Подходя к дверям склада, они увидели грубого на вид человека; он стоял, прислонившись к стенке и заложив руки в карманы, и смотрел на вновь прибывших с выражением презрения и недружелюбия. Когда они проходили мимо него, он сплюнул табак им под ноги и на собаку.
Старый Уоррен, содержатель склада, недолюбливал индейцев, но он был другом Хендрика и торговал мехами, а потому хорошо принял новых трапперов и сейчас же занялся отпуском им товаров. Ко всему, что им дал Хендрик, прибавили ещё муку, овсяную крупу, свинину, картофель, чай, табак, сахар, соль, порох, пули, дробь, сукно, удочки, буравы, гвозди, ножи, шила, иголки, нитки, ещё один топор, несколько оловянных тарелок и сковороду. — Будь я на вашем месте, я купил бы плащ: он пригодится в холодную погоду. 
Уоррен повёл их затем в амбар, где было множество оконных рам. Одну из них прибавили к остальному грузу. — Не хотите ли купить хорошее ружьё? — спросил Уоррен, показывая новое, красиво отделанное ружьё последнего образца. — Всего двадцать пять долларов. — Рольф покачал головой. — Часть теперь, а остальное согласен получить весною мехом. Ружьё сильно соблазняло Рольфа, но он, питая невыразимый ужас ко всяким долгам, решительно сказал: — Нет!
 Сколько раз впоследствии жалел он об этом! Небольшое количество оставшихся денег он решил спрятать на будущее; В то время, как они складывали свои покупки, на дворе послышался отчаянный вой, и спустя минуту в лавку вбежал Скукум с таким лаем, как будто его ранили. Куонеб вышел из лавки. — Ты ударил мою собаку? Неизвестный изменился в лице, когда увидел устремлённые на него глаза краснокожего. — Не дотронулся даже!
 Сама наткнулась на эти вот грабли. Это была очевидная ложь, но Куонеб решил не обращать внимания на него и вернулся обратно в лавку. Вслед за ним туда вошёл и грубый незнакомец и сказал: — Так как же, Уоррен?
 Уступаешь мне это ружьё? Я не хуже кое кого сдержу своё слово. — Нет, — отвечал Уоррен. — Сказал тебе: нет! — Ну и проваливай к чёрту! Не видеть тебе только ни на один цент того меха, что я приготовил в прошлом году. — Я и не жду его, — отвечал Уоррен. — Знаю хорошо, чего стоит твоё слово. Незнакомец удалился. — Кто это? — спросил Хендрик — Я знаю только, что его зовут Джек Хоаг. Он до некоторой степени траппер, а вернее бродяга. Много хлопот наделал мне в прошлом году. Он не здешний; говорят, что он откуда-то с западного склона гор. 
Уоррен сообщил им много сведений относительно дальнейшего пути и сделал им весьма важное указание на то, что устье реки Джезупа можно узнать по орлиному гнезду на верхушке высохшей сосны. — Вплоть до этого места держитесь главной реки и не забывайте, что будущей весной я покупаю у вас меха. Переезд пятимильного пространства тянулся очень медленно, и только часа через два к вечеру добрались они до реки Шрун. Здесь голландец простился с ними. — До свиданья!
 Приезжайте опять в страдное время. Скукум проводил фермера тихим ворчаньем. Рольф и Куонеб остались одни среди пустынной местности. Солнце уже село, и они решили сделать привал на ночь. Опытные охотники всегда стараются приготовить постель и крышу над ней ещё при дневном свете. Пока Рольф разводил огонь и готовил котелок, Куонеб выбрал ровное сухое место между двумя деревьями и покрыл его сосновыми ветками, устроив затем нечто вроде палатки из парусины, которая поддерживалась сучьями деревьев. Концы этой парусины он укрепил на земле срубленными на скорую руку кольями. 
Путники были таким образом вполне защищены от непогоды. Ужин их на этот раз состоял из чая, картофеля и жареной свинины, затем кленового сиропа и сухарей: за ужином следовала обычная трубка. Куонеб взял ивовый прут, срезанный ещё днём, и выстругал его так, что завитые стружки остались висеть на одном конце прута. 
Он держал их над огнём до тех пор, пока они не сделались коричневыми; затем он положил их себе на ладонь и, смешав с табаком, набил ими трубку, и скоро его окружил дым, особенный запах которого называют «запахом индейцев» те люди, которые не знают его происхождения. Рольф не курил. Он обещал своей покойной матери не курить, пока не сделается взрослым. В эту минуту она представилась ему живее, чем когда-либо; причиной этому был запах веток бальзамической сосны, из которых были приготовлены постели. «Чо-Котунг» — называл Куонеб эту сосну. У матери Рольфа лежала всегда на диване маленькая подушка, привезённая с севера. «Северная сосна» называла она её, потому что она была набита иглами сосны того вида, который не растёт в Коннектикуте. Когда Рольф был ещё ребёнком, он часто прятал свой маленький круглый носик в эту подушку, нюхал с наслаждением чудный запах, который она издавала и который с тех пор сделался для него священным символом всего, что ему было дорого в детстве и что никогда не теряло для него значения. В эту ночь он спал спокойно, чувствуя Даже и во сне окружающий его аромат северной сосны. 
Утром оказалось, что не так-то легко двинуться сразу в путь. 
В этот первый день надо было многое уложить и приготовить всё необходимое для перевозки: запастись двумя тюками, обдумать, как лучше снарядить лодку, то есть как поместить в ней некоторые вещи повыше на случай неожиданной, но всё же возможной течи такие тяжёлые вещи, как топоры и сковородки, следовало прикрепить к самой лодке или к таким вещам, которые могли бы держаться на поверхности воды в том случае, если бы лодка опрокинулась; осмолить лодку в двух местах и так далее. Часа через три, однако, они отчалили от берега и начали своё путешествие вниз по Шруну. 
Рольф в первый раз путешествовал по воде. 
Он пробовал как-то раз ездить на лодке в Пайнстевском пруду, но то была пустая забава. Теперь же это было настоящее путешествие. Он удивлялся чувствительности такого хрупкого, по-видимому, судна, его легкой незаметной качке, быстрому ответу на малейшее движение вёсел, тому, как оно отскакивало от подводных камней. Новый мир открывался для него. Куонеб научил его, что в лодку надо садиться только в то время, когда она не касается дна; становиться в ней на ноги и двигаться, придерживаясь за планшир; не делать внезапных переходов. 
Он узнал также, что легче грести на глубине шести футов, чем на глубине шести дюймов. В час они проехали пять миль и добрались до Гудзона, где грести было уже труднее, потому что они плыли теперь вверх по течению. Прошло довольно много времени, и они очутились на более мелкой части реки, где было так мало воды, что лодка не могла плыть. Они выпрыгнули из неё и шли по воде до тех пор, пока не добрались до глубокого места, и, войдя в лодку, весело взялись опять за вёсла. Вскоре после этого они встретили непроходимые пороги, и тут Рольф в первый раз познакомился с тем, что такое переноска груза на плечах.
 Куонеб заметил ещё издали бешено пенящиеся воды и, внимательно всматриваясь в берега, прежде всего задал себе вопрос: где пристать к берегу? а затем: как далеко придётся нести груз? Нет ни одного порога на главных реках Севера Америки, где не приходилось бы прибегать к переноске. Всякий, кто плывёт по такой реке, не приступает к переносу груза, не обдумав хорошенько вопросов: когда, где и как лучше причалить? Выбор места является всегда результатом самого тщательного наблюдения. Считается, кроме того, обязательным оставить какие-либо, хотя незначительные, указания на таком месте, дабы следующий путешественник мог, благодаря этим указаниям, сохранить время и избежать лишних хлопот. — Да! — вот всё, что услышал Рольф от своего спутника, который тотчас же направил лодку к плоскому камню пониже порогов. 
Причалив к берегу, они нашли там следы костра. Было уже около полудня, и, пока Рольф занимался приготовлением обеда, Куонеб взял небольшой тюк и отправился исследовать дорогу. Он с трудом различал последнюю, и, надо полагать, по ней уже два года никто не ходил, хотя можно было с уверенностью сказать, что она ведёт к известному определённому месту. 
Такие дороги прокладываются обыкновенно вдоль реки, за исключением тех случаев, когда встречается какое-нибудь естественное препятствие. Куонеб не спускал глаз с реки, так как найти судоходное место было для него в данный момент важнее всего. Не прошёл он и ста ярдов, как увидел спокойное течение и удобное место для причала. 
По окончании обеда, когда индеец выкурил трубку, оба принялись за работу. Пройдя несколько раз взад и вперёд, они перенесли весь груз и, наконец, лодку, которую спустили на воду и привязали у берега. Уложив снова груз, они пустились в путь, но не проплыли и получаса, как встретили другие пороги, где вода не так стремительно бушевала, но была так мелка, что лодка не могла бы переплыть этого места даже и в том случае, если бы из неё вышли оба гребца. 
Куонеб перенёс на берег половину груза, затем оба они взялись за лодку, перетащили её на другую сторону стремнины и там снова нагрузили её. Проехав некоторое расстояние по спокойной поверхности реки, они встретили необыкновенно быстрое течение, которое продолжалось на довольно большом протяжении между берегами, густо заросшими ольхой. 
Индеец вышел на берег, срезал два длинных крепких шеста и, став на носу лодки, приказал Рольфу стоять на корме; с помощью срезанных шестов они шаг за шагом провели лодку через быстрину и благополучно добрались до более удобного места. Скоро, однако, Куонебу пришлось применить ещё один способ передвижения лодки.
Они увидели перед собой гладкую поверхность воды, которая была очень глубока в этом месте и текла так быстро, как на самых стремительных потоках; такое течение ничего не доставляет, кроме удовольствия, когда приходится плыть вниз по реке. Оба берега здесь не были покрыты ольхой, а представляли открытое место, состоящее из песчаной с гравием почвы. Куонеб вынул из мешка длинную крепкую верёвку. Один конец её он прикрепил к носовой части лодки, а другой к поясу из оленьей шкуры, надетому у него на груди. Рольф остался на корме и правил рулём, а Куонеб шёл вдоль берега, и лодку перетащили таким образом до конца быстрины. 
Так день за днём прокладывали они себе путь по стремительной реке, делая иной раз не более пяти миль, несмотря на двенадцать часов тяжёлых усилий. Пороги, отмели, стремнины в изобилии следовали друг за другом. Пройдя пятьдесят миль до устья реки Джезупа, они поняли, почему местность эта редко посещается.
 Путешествие закалило Рольфа и сделало из него образцового гребца. Как обрадовались они, когда вечером пятого дня увидели орлиное гнездо на верхушке высокой сосны, стоявшей у окраины большого болота. Они почувствовали, что находятся на своей собственной земле.
Категория: Приключения Рольфа | Добавил: tyt-skazki (31.01.2014)
Просмотров: 1401 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Слушать сказки

Популярное
ГНОМ В КАРМАНЕ
Непокорный князь
БАБУШКИНЫ ПИРОЖКИ и канадская технология
Цвет Измены
НЕТ КОЗЫ С ОРЕХАМИ
ТИТО
ЛЕДИ АУРА
Мэтью настаивает на рукавах с буфами
КОВАРСТВО КОРОЛЕВЫ КОР Перевозки газель
ПУТЕШЕСТВЕННИКИ ПУСКАЮТСЯ НА ПОИСКИ
Веретено, ткацкий челнок и иголка
ДИКИЕ ЛЕБЕДИ
МАГИЧЕСКОЕ ИСКУССТВО ВЕЛИКОГО ОБМАНЩИКА

Случайная иллюстрация

СказкИ ТуТ © 2024