Выбор сказок

Категории раздела
Еловые дрова и мороженые маслята [43]
Анатолий Онегов
Тайны Руси [80]
Кир Булычев
Приключения Карандаша и Самоделкина [120]
Алексей Толстой [77]
Сказки
Чоки-чок, или Рыцарь Прозрачного Кота [35]
Весёлое мореплавание Солнышкина [54]
Разные истории [130]
Домовенок Кузька [43]
Город Эмбер [88]
Рассказы про животных [53]
Малыш и Карлсон [74]
КАРЛСОН, КОТОРЫЙ ЖИВЁТ НА КРЫШЕ!
Ганс (Ханс) Христиан (Кристиан) Андерсен [688]
Сказки
Абазинские народные сказки [34]

Воити


Последнее прочитанное
УМНЕЕ ВСЕХ
Последний день матриархата
БОЛЬШОЙ СОВЕТ
В ГОСТЯХ
НУЖНЫЙ ОСЕЛ
ДЛЯ ЧЕГО МОГУТ ПРИГОДИТЬСЯ БРИЛЛИАНТЫ
Дальнобойная рогатка с оптическим прицелом
ПОТЕРЯННЫЙ ЛАЙ
МАГИЧЕСКОЕ ИСКУССТВО ВОЛШЕБНИКА ИЗУМРУДНОГО ГОРОДА
РИНКИТИНК СМЕЕТСЯ
ТИК-ТОК И БИЛЛИНА Производство газобетонна
Глава пятая У МУРАВЬЕВ
ЦВЕТНИК ЖЕНЩИНЫ, КОТОРАЯ УМЕЛА КОЛДОВАТЬ
ПРУД ИСТИНЫ

Статистика

Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

Начало сказки

Попасть в сказку

Вход
Добро пожаловать Гость | RSS


Сказки


Среда, 24.07.2024, 08:44
Главная » 2015 » Февраль » 21 » Сталкерша и велосипед
19:02
Сталкерша и велосипед

 Прошло несколько дней. Поппи становилось то лучше, то хуже. Лина и миссис Мердо все время проводили с ней, прикладывая к ее лбу холодные влажные тряпки, уговаривая выпить прописанное доктором лекарство. Если миссис Мердо не занималась Поппи, то уходила в медицинскую комнату и там знакомилась с травами, отварами и порошками, которые использовала доктор, делала пометки в маленькой записной книжке, переставляла склянки, пытаясь навести порядок.
Доктор Эстер часто уходила, навещая пациентов, а дома сразу занималась десятью делами или пыталась заниматься, потому что ее постоянно отвлекали другие пациенты, которые стучались в дверь в любое время дня и ночи. 
У Лины создалось ощущение, что жители Искры постоянно что–то себе режут, растягивают мышцы и сухожилия, покрываются сыпью, заболевают. Доктор давала им лекарство или перевязывала рану. А через несколько дней пациенты что–то приносили ей: яйца, банку соленых огурцов, мешочек с чистыми тряпками.
Лина не встречала более неорганизованного человека, чем доктор Эстер. Однажды в ее отсутствие девушка заглянула в медицинскую комнату, и ее поразил царящий там хаос: полки, комоды, столы занимали заполненные чем–то бутылки, коробки, банки. Удивительно, как доктору удавалось найти нужное лекарство!
Ей понадобилась пара дней только для того, чтобы сообразить, какую помощь может оказать Лина. Но, когда сообразила, принялась давать одно задание за другим, иногда — несколько сразу, часто забывая, что Лина понятия не имеет, как их выполнить.
— Ты можешь полить спаржу? — спрашивала доктор. Но, прежде чем Лина успевала узнать, что такое спаржа, где ее найти и куда наливать воду, доктор говорила: — А потом ты можешь взять тряпки в корзине на кухне и порвать их на бинты. Когда с этим закончишь, вымой пол в медицинской комнате. Я что–то там на днях просыпала, вроде бы у окна. И куры, куры… Их нужно покормить.
Потом доктор выбегала за дверь, а Лина перебирала в памяти задания и думала, как с ними управиться.
Лина находила здешнюю жизнь крайне неудобной. Чтобы набрать воды, приходилось выходить за калитку к колонке, поднимать и опускать длинную ручку, которая двигалась очень туго. Чтобы справить естественную нужду, нужно было идти через двор в маленькую вонючую будку. По вечерам дом освещался только свечами, и поначалу она думала, что нет плиты для приготовления пищи. «Ах да, — ответила на ее вопрос доктор. — Плита есть. — Она указала на черную железную бочку в углу кухни. — Но летом я ею практически не пользуюсь. Слишком много времени и сил уходит на то, чтобы поддерживать огонь, и на кухне становится очень жарко. Так что летом мы едим все холодное».
Когда же доктор хотела что–то приготовить, например, вскипятить воду для яйца или чая, она садилась на корточки, засовывала сухую траву и веточки в чрево плиты и поджигала их. Иногда она пользовалась спичками, но чаще ударяла друг о друга два каких–то камня, пока они не высекали искру, от которой загоралась трава. Когда огонь набирал силу, доктор подкладывала в топку веточки, плита разогревалась, и со временем вода закипала. Этого огня Лина не боялась, хотя и старалась не подходить близко. По крайней мере, он находился внутри железной бочки и не мог прыгнуть на нее, как огонь из камина. К счастью, после того первого вечера доктор больше не разжигала камин. Дни становились все теплее, и холодные ночи остались в прошлом. Так что теперь они могли обойтись без обогрева.
Как–то днем, примерно через неделю после того, как Лина поселилась в доме доктора, одна пациентка, молодая женщина с желтоватыми зубами, пришедшая на перевязку (она сильно порезала запястье о ржавую проволоку), принесла новости.
— В городе сталкер. Прибыл этим утром.
— Сталкер — это кто? — спросила Лина.
— Сталкеры уезжают в Пустые Земли и привозят сюда разные вещи, — ответила доктор, забинтовывая руку женщины.
— Из старых городов, — добавила пациентка. — Разрушенных городов.
— Мой брат, Каспар, тоже сталкер! — гордо заявил Торрен. — И я, когда вырасту, стану сталкером. Мы будем работать вместе.
Лина впервые увидела, что мальчика может что–то радовать. Его маленькие глазки светились надеждой.
— Как интересно. Это опасно — быть сталкером? — спросила Лина.
— Да. Иногда ты наталкиваешься на других сталкеров, которые пытаются заполучить то же, что и ты. Случается, на тебя нападают бандиты. С ними приходится драться. У Каспара есть кнут.
— Кнут?
— Длинный толстый провод. Почти такой же длины, как эта комната. Если на него пытаются напасть, он стегает их кнутом. — Торрен поднял руку над головой и резко опустил, словно кого–то стегая. — В–в–у–у–ф! В–в–у–у–ф!
— Перестань, — рассеянно бросила доктор, завязывая узел.
Пациентка ушла, а Лина, доктор, Торрен и миссис Мердо с Поппи на руках пошли на площадь, чтобы посмотреть на сталкера, точнее, на сталкершу.
Там собралась целая толпа. Лина поискала Дуна, но быстро поняла, что эмберитов на площади нет: все работали в других местах. Зато множество жителей деревни собралось вокруг большого грузовика. На платформе среди бочек и ящиков стояла крепкая, дочерна загорелая, мускулистая женщина.
— Я побывала далеко на севере, — выкрикнула она пронзительным, зычным голосом, — в самых дальних уголках Пустых Земель! Я ехала по дорогам, где неделями не видела людей. И в этих далеких краях я находила фермы и дома, которые остались целыми и невредимыми. Так что сегодня у меня для вас много сокровищ. Подходите и смотрите.
Толпа подалась вперед. Судя по всему, в деревне хорошо знали сталкершу. Некоторые здоровались с ней, задавали вопросы.
— На этот раз ты привезла писчую бумагу, Мэкки?
— А как насчет семян?
— Инструменты?
— Спички?
— А одежда? Надоели мне эти штопаные тряпки.
— У меня есть все это, и даже больше! — воскликнула женщина. — Подходите ближе. Сначала особенные находки. — Она порылась в ящике и вытащила почерневший железный котел, такой большой, что едва подняла его двумя руками. — Что мне предлагают?
— Пятнадцать килограммов сушеных абрикосов.
— Тридцать килограммов гороха.
— Сто килограммов кукурузной муки. Женщина слушала, склонив голову и подняв брови. Она ждала, пока предложения закончатся, потом указала на высокую молодую женщину с блестящими черными волосами, которая предложила пять буханок абрикосового хлеба.
— Продано. — И передала котел молодой женщине.
Следующей особой находкой оказалась большая картонная коробка, из которой сталкерша достала коробку поменьше.
— Мыльная стружка! — воскликнула она. — Двадцать четыре коробки.
Этот товар вызвал настоящий ажиотаж. Через несколько минут мыльная стружка ушла. За ней последовали сковородки, две теплые куртки из блестящего материала, бухта веревки, садовые инструменты, ножницы, дверные ручки, гвозди. Некоторые вещи, впрочем, вроде бы не представляли практического интереса. Одна женщина за полдесятка морковок купила пару кранов, маркированных буквами «Г» и «X». «Что вы будете с ними делать?» — спросила Лина. Она знала, в деревне вода есть только в колонках, о водопроводе в домах, тем более о горячей воде, здесь и не слышали. «Повешу на стену, — последовал ответ. — Из них получатся хорошие подсвечники».
Когда сталкерша достала пригоршню украшений, Лина ахнула. Никогда такого не видела: ожерелья и браслеты, сверкающие камни, золотые цепочки. Но вся эта красота мало кого заинтересовала. Одна девушка предложила пару картофелин, но мужчина получил эти изделия за ношеные сандалии. «Если моей жене не понравится, надену на быка», — сказал он. Наконец сталкерша достала пачки писчей бумаги, коробочки с булавками, какие–то ложки и вилки. Доктор подошла к грузовику, чтобы купить набор маленьких стеклянных бутылочек.
— Доктор Эстер! — воскликнула Мэкки. — Рада вас видеть!
— И я тебя тоже. Давно ты у нас не появлялась.
— Я надеялась, что вы придете, — сказала сталкерша. — Недавно я встретила вашего племянника Каспара.
— Каспара! — Торрен так пронзительно закричал, что несколько человек недоуменно посмотрели на него. — Где же он?
— В яблоневой стране, — ответила Мэкки. — Я сказала, что направляюсь в ваши края, вот он и попросил передать вам, что скоро возвращается домой.
— Это хорошо. — В отличие от Торрена у доктора эта новость особой радости не вызвала. — Уж и не помню, сколько мы его не видели.
— Один год, десять месяцев и девятнадцать дней, — без запинки ответил ей Торрен. — Когда он здесь будет? Он говорил?
— Наверное, скоро, — ответила сталкерша, укладывая бутылочки в холщовый мешочек. — Полагаю, недели через две.
Когда сталкерша закончила торговлю, Лина пошла домой по дороге вдоль реки вместе с доктором и миссис Мердо, которая несла спящую Поппи. Торрен бежал впереди, высоко вскидывая худые ноги. Он то забирался на низкие стены, то подпрыгивал и хватался за ветви деревьев, раскачиваясь на них.
Когда показался дом доктора, Торрен вдруг повернул назад.
— Вы должны освободить нашу комнату! — заявил он Лине и миссис Мердо. — Моему брату потребуется отдельная комната, и он захочет, чтобы я был с ним. Вы должны перебраться в другое место.
— Отлично, — ответила Лина. — Переберемся. Как только Поппи поправится, уйдем в гостиницу «Пионер».
Торрен широко улыбнулся.
— Хорошо, хорошо, хорошо! — прокричал он. — Когда уйдете?
— Не сегодня, — отрезала Лина. — И не сию минуту.
— Но скоро! — воскликнул Торрен и побежал к калитке, пересекая двор.
Доктор попросила не обижаться на Торрена: он грубил, потому что переволновался. Но Лина полагала, что доктор Эстер относится к Торрену слишком снисходительно, ведь грубил он постоянно. Но у доктора все время занимала работа, так что мальчика она почти не замечала. «Может, он и не был бы таким ужасным, — подумала Лина, — если бы тетя уделяла ему хоть немного внимания».
Но он был ужасный, и Лина радовалась, что вскоре ей не придется жить с ним в одном доме. «Две недели, — думала она. — Потом мы встретимся с Каспаром Великим, и, если Поппи к тому времени окончательно поправится, Торрен сможет вернуться на чердак, а мы переедем к Дуну и будем жить вместе со всеми».
Время от времени Лина видела людей на колесах, проезжающих по дороге мимо дома доктора. В Эмбере колеса ставили только на тяжелые деревянные тележки, единственное транспортное средство подземного города. Но здесь люди ездили на каких–то изящных металлических конструкциях с двумя большими колесами спереди и сзади, при этом их ноги пребывали в непрерывном движении. Выглядело все это так красиво, что Лине захотелось научиться на них ездить.
— Что это? — спросила она у доктора.
— Разумеется, велосипеды, — ответила та. — Ты их никогда не видела?
— Нет, — ответила Лина, с завистью глядя вслед очередному велосипедисту.
«Будь у меня велосипед, — подумала она, — я могла бы ехать быстрее, чем бежать. Ехать быстро и долго». Она оглядела уходящие вдаль пологие холмы. Она бы могла ехать, пока не закончится дорога.
— Мне так хочется поездить на велосипеде, — вырвалось у нее.
— Если хочется, можешь поездить. Велосипед стоит за сараем с садовым инструментом. Думаю, он еще на ходу.
— Где он? — Лина чуть не выронила корзинку с яйцами, которые только что собрала. — Можно мне попробовать прямо сейчас?
— Думаю, да, — ответила доктор. — Но, может, сначала польешь петрушку? И вышелушишь этот горох… И, может, помоешь шпинат…
Лина сделала все в мгновение ока, а потом помчалась к сараю. Велосипед стоял у стены. Старый, но прекрасный, изготовленный из проволок, трубок и стержней, которые серебрились или краснели под слоем пыли. Вьюны оплели спицы колес, сиденье покрывала паутина, но Лина взялась за руль и покатила велосипед на дорогу. Там очистила его от паутины, травинок, вьюнов, перекинула через него ногу и села на сиденье.
И что теперь?
Она пыталась понять, как катаются на велосипеде. Нажимала на педаль, катилась вперед, наклонялась в сторону, и ей приходилось упираться в землю ногами, чтобы не упасть. Опять катилась вперед, не зная, как поворачивать. Падала. Вновь ставила велосипед на колеса, предпринимала очередную попытку. Снова падала. Через час с небольшим сдалась и вернулась в дом.
Позже, когда она еще раз вышла с велосипедом на дорогу, что–то изменилось. Как будто ноги и тело поняли, что от них требуется. Она нажимала на педаль, катилась вперед, снова нажимала, катилась дальше, каким–то чудом принимая нужное положение и не заваливаясь в сторону. Она парила, а ноги крутили и крутили педали. Губы Лины сами по себе разошлись в широкой улыбке. Она держала равновесие, ноги работали, ветер обдувал лицо… Так она проехала очень много, наверное пять метров, потом внезапно занервничала, скинула ноги с педалей и начала тормозить по земле. И вдруг замерла, крепко уцепившись за руль и открыв от изумления рот.
К концу дня у нее уже все получалось. Она ездила взад–вперед по дороге, могла останавливаться, где и когда хотела. Могла огибать углы, не тормозя ногой по земле.
— Я еду к Дуну, — предупредила она миссис Мердо.
Е й давно уже не терпелось повидаться с ним, поговорить с человеком, которого она хорошо знала. Миссис Мердо при всех ее достоинствах была взрослой. А Лине хотелось побыть с другом. Она села на велосипед и поехала по дороге вдоль реки, на площадь. Там она у кого–то спросила, где находится гостиница, и помчалась дальше, через деревню к «Пионеру».
Добравшись туда, Лина увидела огромное старое здание. Ей показалось, что лучшего места для жилья просто не найти. И ее охватило желание переселиться сюда, вернуться к друзьям и соседям.
Близился вечер. Эмбериты, освещенные лучами заходящего солнца, сидели на широких ступенях, ужинали, разговаривали. Некоторые спустились к реке, прохаживались в воде, умывались. У дальнего крыла гостиницы собрались несколько парней. Один сидел на упавшем дереве и что–то говорил. Остальные слушали его, стоя полукругом. Лина подумала, что может найти там Дуна.
Друзья и соседи окликали ее, она махала им рукой, радуясь тому, что находится среди знакомых людей.
Подойдя ближе, она увидела Дуна. Он и еще двое юношей слушали высокого темноволосого парня. Как же его звали? Тигг? Тим? Она помнила, что в Эмбере он возил тележку. Когда она подходила, они звонко смеялись.
Лина встала позади Дуна и похлопала его по плечу. Он обернулся. Она улыбнулась ему:
— Посмотри, Дун! У меня велосипед! Он никак не ожидал увидеть ее.
— Ой! Лина!
— Пойдем поговорим, — предложила она.
— Хорошо, — ответил Дун, посмотрев на черноволосого, но не сдвинулся с места.
— Пошли! — Лина дернула его за рукав куртки.
Они спустились к реке. Лина прислонила велосипед к дереву, и они сели на траву лицом друг к другу.
— Какое огромное здание! — Она указала на гостиницу и затараторила: — Как там внутри? Ты мне покажешь? Поппи немного лучше, так что через пару недель мы, наверное, переедем сюда. Будем жить с тобой. Со всеми.
— Это хорошо, — сказал Дун.
— В доме доктора уж очень одиноко, — сказала Лина. — Там живет мальчик, который нас не любит, доктор так занята, что ей даже некогда о нем думать. В доме жуткий беспорядок, и мне поручают миллион дел. — Она вздохнула. — Сегодня мы видели сталкершу, Дун.
— Сталкершу?
Лина объяснила, кто такие сталкеры. Дун слушал, но она видела, что его взгляд то и дело возвращается к группе парней.
— Кто этот парень? — спросила она.
— Тик Хэсслер.
Лина посмотрела на него. Симпатичный, решила она. Густые блестящие черные волосы, черты лица резкие, словно вырезанные из дерева.
— Он твой друг?
— В каком–то смысле. Я хочу сказать, мы только недавно познакомились.
— Ясно, — сказала Лина. — Ты знаешь, в какой комнате живет Лиззи?
Дун ответил, что нет.
— В доме я почти не бываю. Там темно и не приятно. На улице гораздо лучше. — Он указал на маленьких птиц, которые прыгали по ветвям. — Помнишь, как мы впервые их увидели, когда вышли из Эмбера? Я узнал, что они называются птицами. Если приглядеться, можно отличить одну от другой. Я видел птиц с желтой грудкой, с полосками на крыльях, с красными головками, а одну — ярко–синюю. — Он посмотрел на небо. — Странно, не правда ли? Зачем столько разных видов? Только для того, чтобы радовать глаз?
Юноши, собравшиеся вокруг Тика Хэсслера, расхохотались. Дун вновь посмотрел на них.
— Тебе тут нравится, Дун? — спросила Лина. — Я хочу сказать, в Искре?
— Да, — ответил Дун. — Очень нравится.
— Мне тоже. В основном.
— Но меня тревожит, что через шесть месяцев мы должны уйти. Нам нужно многому научиться.
— Да, конечно. Но, может, если мы уйдем… Я все–таки хочу…
— Чего ты хочешь?
— Ой, не знаю.
Она хотела сказать, что ей хочется найти большой город, которым она грезила. Но испугалась, что Дун засмеется.
Солнце садилось. Тени удлинялись.
— Покажи мне свою комнату, — попросила Лина. — Чтобы я знала, где тебя найти.
Тик с парнями уходил, и Дун проводил их взглядом.
— Сейчас не могу. Покажу, когда ты приедешь в следующий раз.
— Хорошо. — Лина встала, стряхнула с брюк прилипшие листочки, взялась за руль велосипеда. — Еще увидимся.
Лина ехала к дому доктора и чувствовала себя более одинокой, чем до встречи с Дуном.
Категория: Город Эмбер | Просмотров: 1510 | Добавил: tyt-skazki | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Слушать сказки

Популярное
ГНОМ В КАРМАНЕ
Непокорный князь
БАБУШКИНЫ ПИРОЖКИ и канадская технология
Цвет Измены
НЕТ КОЗЫ С ОРЕХАМИ
ТИТО
ВОЛШЕБСТВО МНОГОЦВЕТЕН
КОРОЛЬ ГНОМОВ
ПРАВИТЕЛЬНИЦА СТРАНЫ ОЗ
История Ложной Черепахи
ВСТРЕЧА У ФОНТАНА ЗАБВЕНИЯ
СТРАШИЛА СОХРАНЯЕТ СПОКОЙСТВИЕ
Веретено, ткацкий челнок и иголка

Случайная иллюстрация

Архив записей

СказкИ ТуТ © 2024