Выбор сказок

Категории раздела
Линдгрен Астрид [2]
Братья Гримм [20]
Шарль Перро [2]
П. Амагуни [14]
ЧАО - победитель волшебников
АНЯ из Зеленых Мезонинов [40]
Люси Мод Монтгомери
Ганс Христиан Андерсен [58]
Сказки
Вероника Батхен [14]
Сказки
Страна Оз [341]
Баум Л.Ф.
Алиса в стране чудес [15]
Льюис Кэррол
Золотой горшок [15]
Эрнст Теодор Амадей Гофман
Академия пана Кляксы [15]
Ян Бжехва
Разные зарубежные [34]
ДЕТИ СТЕКЛОДУВА [21]
Мария ГРИПЕ
Новая энциклопедия для девочек [38]
Костёр в сосновом бору [37]
Приключения Чиполлино [30]
Старик Хоттабыч [56]
Скандинавия [25]
Орден Жёлтого Дятла [56]
Виталий Бианки (Сказки) [96]
Весёлое мореплавание Солнышкина [50]
Пропавшая Принцесса Страны Оз [30]
Торт в небе [67]
Город Королей [30]
Воспоминания о камне [37]
Александр Ферсман
Завтрашние сказки [156]
Абхазские народные сказки [34]

Воити


Последнее прочитанное
ПРИКЛЮЧЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
БЛЕСТЯЩАЯ МЫСЛЬ
СКАЗКА ПРО ВОРОБЬЯ ВОРОБЕИЧА, ЕРША ЕРШОВИЧА И ВЕСЁЛОГО ТРУБОЧИСТА ЯШУ
ОШИБКА
МЕДВЕЖИЙ ЗАРОК
Операция "СТРАХ"
ПРИКЛЮЧЕНИЯ В ПЕЩЕРЕ
Воспитание Ани начинается
В ЗАМКЕ КОЛДУНА
СТРАНА КВОДЛИНГОВ
УРАГАН
Кто Украл Пироги?
СПРАВЕДЛИВЫЙ СУД
ВЕЛИКАН С МОЛОТОМ

Статистика

Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

Начало сказки

Попасть в сказку

Вход
Добро пожаловать Гость | RSS


Сказки


Суббота, 26.05.2018, 22:47
Главная » Файлы » Вероника Батхен

А ВЫ ДУМАЛИ - В СКАЗКУ ПОПАЛИ?!
14.01.2011, 00:09

А ВЫ ДУМАЛИ - В СКАЗКУ ПОПАЛИ?!
"Ребята, надо верить в чудеса..."
(кто знает автора эпиграфа - подскажите)
Рита (точнее Маргарита Сергеевна) - проснулась в шесть-тридцать утра. По
будильнику (сколько раз ей хотелось швырнуть в окно ненавистную дребезжащую
дрянь) с больной головой и в дурном расположении духа. Во-первых за время
отпуска она отвыкла вставать рано, во-вторых небо за окнами в точности
отвечало ее настроению, и наконец сегодня возвращался к жене в Уфу ее
последний любовник. Впрочем, в сорок пять лет каждый мужчина представляется
завершающей точкой в книге. И спина к дождю ноет.
Маргарита Сергеевна завернулась в халат и проследовала в ванную, где нос
к носу столкнулась с зеркалом - вторым и последним врагом в ее в общем-то
устроенной жизни. По утрам особенно рельефно выступали мешки под глазами,
второй подбородок и прочие радости стареющей дамы. Глаза б мои на себя не
глядели! Контрастный душ, массаж шеи, маска - слава богу, Андрея пушками не
разбудишь, даром, что офицер. Теперь на кухню, чашечку кофе... Мать моя
балерина!
Естественно, свиные котлетки с ужина забыли на столе и кошка о них
позаботилась. Конечно бокалы остались в раковине - хорошее же похмелье
будет у тараканов. Но диван!... И на все-про все - сорок минут времени.
Плюнув на кофе, Маргарита Сергеевна бросилась наводить порядок.
Курочку - майонезом обмазать и в духовку - как раз до выхода поспеет.
Яичницу с сыром на завтрак. Кошку - за шкирку и мордой, наглой мордой в
тарелку. Диван... Пледом закрыть и сойдет под пиво. Теперь посуда...
Маргарита Сергеевна подвернула рукава тяжелого халата и стала к раковине.
Это постирано, то куплено, билет взят... И как же тоскливо, кто б знал.
Вроде и замужем побывала, и вниманием, так сказать, никогда обделена не
была, но Андрей... Он же на двенадцать лет меня моложе!!!
Познакомились они, как и подобает в сказке, случайно. Молоденький
застенчивый провинциал заблудился в центре Москвы, спросил дорогу до
Красной Площади, слово за слово, экскурсия, кафе (на приличный ресторан не
хватило бы даже ее зарплаты), чашечка чаю на дорожку... Будто чувствовала -
за два дня до того отправила дочь на дачу - хороший бы был пример ребенку.
Соседка сверху пришла в полчетвертого ночи - узнать, кого все-таки убивают.
А утром он подал ей кофе в постель (что это был за кофе - разговор
отдельный, но сам факт...)
Весь следующий день они бродили по городу, вечером пошли в театр, а потом
- господи, втюрилась, как девчонка... Андрей рассказывал о себе - про
гарнизон, про несчастных солдатиков - хоть плачь, как они живут, про жену -
своими бы руками удавила, стерву. Мужик в самом соку, а она его едва
импотентом не сделала, дурища. То ей не так, се ей не сяк, а думать головой
- Пушкин будет? Ласки мужику не хватало, слова доброго, рук теплых... Ну и
опыта чуть-чуть - где ж такое видано - за десять лет жене не изменить ни
разу. А какой же он нежный, преданный, чуткий... И руки к тому месту
приставлены - все ножи в доме поточил, полку подвесил - сама полгода, как
собиралась, велосипед дочке собрал из кусочков - видел бы наш папа такое
счастье... И уезжает. Сегодня. А мне здесь куковать - не отбирать же отца у
детей, знаю каково это - в одиночку ребенка тянуть. Грех, не могу. А как
хотелось бы - каждое утро просыпаться с ним рядом, по щеке гладить,
испарину ночную со лба вытирать - вот оно, счастье бабье. И работу б ему
нашли - хоть у нас в охране... Завтрак бы каждое утро готовила - любимому.
Андрюше... Дура старая!
Маргарита Сергеевна выхватила курицу из духовки, перевернула, обожглась,
подула на пальцы, глянула мельком - вроде не подгорела и бегом понеслась в
спальню - будить Андрея следовало десять минут назад. Шторы - настежь,
последнюю минутку полюбоваться - как же он хорош - широкоплечий, смуглый,
ладный - и такой молодой. Кожа гладкая, глаза чуть запали - немудрено,
улыбается чему-то во сне... Щекой - по груди, руку - к волосам -
просыпайся, милый!
Через час они сели за стол. Андрей ел быстро и жадно, чуть неаккуратно -
где ж ему было учиться хорошим манерам. Маргарита Сергеевна бродила по
квартире, от шкафа до холодильника. Рубашки - все пересмотрены, чистые,
духами не пахнут. Курица уложена, подарки дочкам не забыл, жене туфельки -
тоже (чтоб она в них ногу сломала). Бритва, расческа, детектив - пусть в
поезде не скучает. Тошно-то как на душе... Вот останусь одна в пустой
квартире, отпуск через неделю кончится, опять счета подбивать, с
холостячками сплетничать, потом дочка вернется, надеюсь, не беременная - в
пятнадцать-то лет с нее станется. По магазинам шляться придется, кошку
кормить, кактус поливать опять же... Одной. И ведь не будет ничего дальше -
только старость. Климакс, маразм и внуки в перспективе. И все - одной!
Бродить по углам как в клетке, ночи в памяти перебирать, подушку кусать -
лишь бы доча не слышала. Удавиться бы мне, чтоб не мучаться. Андрей,
вставай, опоздаешь!!!
Поцелуи у двери - из тех, что оставляют рубцы на сердце, запах его
одеколона - горьковатый и грустный, Рита - чуть растягивая гласную - милая
моя Рита. Стук захлопнутой двери - как горсть земли о крышку гроба -
правильно же писала госпожа Митчелл. Первый попавшийся таксист, не торгуясь
- иначе опоздаешь, бензиновый чад, идиотская музыка из магнитолы, и
единственная в мире опора - плечо любимого. Будь я хоть лет на десять
моложе - все бы к черту послала! Только бы удержать...
Вокзал, пять минут до поезда. Толпа, духота, давка. Огромный цыганский
табор переезжает куда-то, дебелые украинки трусят с сумками едва ли не
толще их самих, туристы с байдарками - ну куда же вы на людей! - и самые
паршивые минуты прощания. Когда вроде и сказано все и уходить рано и
ниточка рвется по живому. И Андрей. Глаза виноватые, собачьи почти. Обнял -
аж косточки захрустели...
Что? Господи, да куда тебе жена-старуха? И думать не смей! Лучше осенью
выпроси командировку - и приезжай скорее! Конечно буду скучать! Проверь -
ничего не забыл? Так и знала. По почте пришлю, скажешь - у приятеля
оставил. Ну галстук же, не трусы. Хватит, ступай, поезд трогается... Люблю
тебя, Андрюша!!!
Все. Кончилось. Сдохло. Завыть бы в голос - люди скажут - с ума сошла.
Даже горькую выпить не с кем. Домой, в логово, лапу сосать. Какое такси -
денег в обрез осталось. Троллейбусом, дорогая моя, троллейбусом. И зонтик
забыла - ну что тут скажешь. Дура.
Для Маргариты Сергеевны сегодня был очевидно неудачный день. Она вымокла
до нитки под дождем, едва не задохнулась в троллейбусе, ей отдавили ноги,
попытались разрезать сумку, и в довершение радости какой-то юный паразит
уступил место у окна под эгидой "Садитесь, бабушка!". Хорошо, хоть никто не
бросился успокаивать - видимо слезы приняли за капли воды с волос. Как ей
удалось дойти до подъезда - один бог знает. В почтовый ящик заглянула на
автомате - два письма в сумочку, потом, все потом... По лестнице вверх,
цепляясь за перила, с третьей попытки открыла дверь, швырнула туфли в
беззащитную стену - и ничком на постель, рыдать дальше. Маргарита Сергеевна
и не заметила, как уснула от слез.
... Одна по черной лестнице, ни огня кругом, и плачет ребенок...
Протяжно, надрывно, горько. Пусть прекратит кричать, не могу, не могу,
замолчи!...
Умолкни, холера! - Маргарита Сергеевна скинула на пол голодную кошку,
потянулась сладко - во все роскошное - до сих пор! - тело и проснулась.
Было два часа дня, глаза опухли, рука затекла, но жизнь кажется стала
налаживаться. Уехал. Да больно, да страшно, но не век же ему со мной
маяться. А в квартире гадюшник - хуже чем у Алены (лучшей
подруги-художницы, редкостной, надо сказать, неряхи). В душ, кофе - и
вперед! К пяти часам квартира стала походить на прежнее уютное гнездышко.
Посуда блестела, парадные чашки вернулись в сервант, полы были
пропылесосены и даже злодейка-кошка прощена, накормлена и обласкана.
Маргарита Сергеевна позволила себе расслабиться и выкурить сигаретку -
бросив курить лет десять назад, она до сих пор иногда позволяла себе
насладиться тонкими коричневыми пахитосками "MORE" - не табаку ради, но
забавы для. Вспомнив про письма, достала конверты, открыла первый - и ей
стало хорошо. Совсем. Ну, почти совсем...
К счастью дочка не залетела - но несчастная страсть к местному донжуану
привела ее в состояние несовместимое с пребыванием на даче, о чем (если
конкретнее, о возвращении в родные пенаты не позже, чем в воскресенье, то
есть сегодня) любимое чадо имело сообщить в трагическом тоне. Прелестно,
просто прелестно. Холодильник пустой, ребенок с разбитым сердцем и
последняя неделя отпуска к чертям собачьим. Что у нас дальше?
Второе письмо было от Лидки из Израиля - как всегда никто не любит, денег
нет, жара страшная, сыночек выезжает... Ой, мать моя балерина! Маргарита
Сергеевна действительно согласилась проследить за выходками
семнадцатилетнего оболтуса, вскормленного молоком и медом земли обетованной
из худенького мальчика со скрипкой в двухметровую орясину, но сочетание
пылкого еврейского юноши и девочки с разбитым сердцем на территории одной
квартиры - лучше спать на мине с часовым механизмом! Хотя... Подождут пару
лет - глядишь и поженятся... Поженятся... Телефон. Междугородный.
Муж Маргариты Сергеевны, относительно известный музыкант, оставил ее
десять лет назад ради молоденькой пианистки, через год разочаровался и
эмигрировал в Америку. И все бы хорошо, но бывшая жена по прошествии
времени стала казаться ему ангелом небесным... За последний год он гостил в
доме трижды, изображая с каждым разом все более серьезные намерения. В
последний его визит, перебрав мартини, она умудрилась снова с ним переспать
и что делать дальше не представляла ну абсолютно.
- Алло? Слушаю. Да, здорова. Все в порядке, сегодня вернется с дачи.
Конечно. Что?! Ты всегда был ненормальным. Какой Париж? Про каких таких
заек? Ладно, не трать деньги, поговорим по приезде.
Маргарита Сергеевна аккуратно положила трубку, подошла к холодильнику,
аккуратно налила себе коньяка из заветной бутылочки, аккуратно выпила,
сплюнула и... все таки вздохнула - она была интеллигентной женщиной.
Значит, явится ночью, билеты на завтра, поездка на пять дней - как раз до
конца отпуска. А Ромео с Джульеттой, выходит, здесь одни остаются. Ну,
муженек, ну сюрприз подготовил. Правда Париж... Мечта детства с розовыми
оборочками. Рю де ла Пэ, Монмартр, кладбище Сен-Жермен... Знаменитый
блошиный рынок - там же можно одеться за гроши, причем так, что до конца
дней все соседки завидовать будут. Нет, это просто сказка - так не бывает.
Кстати - шесть часов, на рынок уже не успею.
Ближний гастроном не работает, значит бежать к метро - в доме хоть шаром
покати! Замуж я за него второй раз все равно не выйду - пусть хоть в Африку
повезет. А каблук на туфельке все-таки не выдержал... Ладно, дорогая,
авоську в зубы и за едой!
В половину восьмого Маргарита Сергеевна сидела на кухне, на любимом
диванчике, с наслаждением вытянув ноги. Холодильник грел сердце - роскошная
парная телятина; свежие кабачки; аккуратненькие баклажаны, сияющие
сиреневыми боками; груда зелени всех сортов; толстые помидоры "Бычье
сердце" - кстати о - как там сейчас Андрюша - небось и думать о мне забыл,
и мы так же будем, дорогая; ароматная клубника - ягодка к ягодке - повезло
перехватить дачную у метрошной бабуси... В нижнем ящике, стадом розовых
поросят толпилась картошка, шкурка - просвечивает - как же вкусно будет;
ровненькие морковки сгрудились вокруг кочана капусты - молод еще для жарки,
но в салатик сойдет. В морозилке стыла бутылка мартини - бывший муж
заслужил поощрения... Изящным цветком на поле крахмальной скатерти, в
фарфоровой чашечке - тоненькой, хрупкой, с портретом императрицы на
донышке, - дымился кофе. На блюдечке рядом отдыхало пирожное - крохотная
корзиночка с настоящим сливочным кремом - всего в трех местах на всю Москву
умеют делать правильный крем, и одно из них как раз рядом с домом. Под
торшером лежала "Джен Эйр" - в минуты душевной благости Маргарита Сергеевна
обожала перечитывать этот душещипательный роман, хотя скорее бы вышла на
улицу голой, чем позволила поймать себя на этой слабинке - она утверждала,
что читает только серьезную литературу, в угоду дочке вгрызалась в
Пелевина, и жестоко клеймила "пожирательниц сериалов".
...А не выкурить ли вторую сигаретку - я ее заработала. Или Монтана
поставить... Неужели завтра ночью, в это же время я буду сидеть на
парижском бульваре смотреть на каштаны - как жаль, что они отцвели, слушать
какого-нибудь шансонье... Нет, я все-таки счастливая женщина. И жизнь
хороша, хороша вполне... А вот и доча. Не трезвонь так, сейчас открою!!!
Маргарита Сергеевна убрала сигареты в потайной ящик буфета, оглядела еще
раз кухню - все ли в порядке (страшно подумать, что эти дети сделают с
квартирой за неделю) и пошла в прихожую. Открыла дверь, потом глаза, потом
рот.
Да, именно так. В проходе стоял Андрей, взлохмаченный, вымокший и
счастливый. Как полагается в сказке, с розами.
- Рита, любимая! Прости, только сегодня, сидя в поезде, я понял, что не
могу без тебя жить. Вспомнил твои глаза, твои слезы - и выбрал. Выскочил из
поезда на полустанке, бросил вещи в вагоне, отбил телеграмму жене, вернулся
- и вот я здесь. Выходи за меня замуж, Рита.
- Не поняла?
- Рита, красавица, милая, фея моя! Не думай ни о чем - я люблю тебя.
Поженимся и будем счастливы вместе. И дочку усыновлю...
- Пиздец, приплыли!
- Что, милая?
- Пиздец. - повторила Маргарита Сергеевна и села на тумбочку для обуви.
Тумбочка, в отличие от героини сказки, не выдержала. Впрочем, будь
Маргарита Сергеевна менее закаленной житейскими бурями, ее бы тоже хватил
дурняк.
А так - я надеюсь, что даже у этой сказки будет хороший конец... Взломанные игры на андроид вы можете посмотреть по адресу http://androidvzlommod.ru
Категория: Вероника Батхен | Добавил: tyt-skazki
Просмотров: 1671 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Слушать сказки

Популярное
ГНОМ В КАРМАНЕ
Непокорный князь
БАБУШКИНЫ ПИРОЖКИ и канадская технология
Цвет Измены
НЕТ КОЗЫ С ОРЕХАМИ
ТИТО
РУГГЕДО РАЗГРОМЛЕН
МАГИЧЕСКОЕ ИСКУССТВО ВЕЛИКОГО ОБМАНЩИКА
ПО ЗОВУ ДОЛГА
Мэтью Касберт удивляется
КОРОЛЬ ГНОМОВ СМЕЕТСЯ
ДЖОННИ-УМЕЛЕЦ ПРИХОДИТ НА ПОМОЩЬ
Девица Шалеен строительство

Случайная иллюстрация

СказкИ ТуТ © 2018