Выбор сказок

Категории раздела
Владимир Машков [29]
Последний день матриархата
Михалков Сергей [74]
Басни
Валерий Медведев [27]
Приключения солнечных зайчиков
Григорий Ильич Мирошниченко [27]
Юнармия
В стране вечных каникул [55]
А. Алексин
Истории про изумрудный город [208]
ВОЛКОВ Александр Мелентьевич
Три толстяка [14]
Юрий Олеша
Алёнушкины сказки [9]
Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
Баранкин, будь человеком! [36]
Дочь Гингемы [15]
Сергей Сухинов
Юмористические игры для детей [196]
Ходячий замок [20]
Мурли [19]
Сказки для тебя [71]
ВОЛШЕБНЫЕ СКАЗКИ [68]
Приключения Тома Сойера [81]
Приключения двух друзей [46]
Проданный смех [84]
Приключения Рольфа [71]
Эрнест Сетон-Томпсон
Легенды ночных стражей. Осада [38]
Новые приключения Буратино [54]
Актуальные сказки [77]
Уральские сказы [99]
Пеппи Длинный чулок [31]
Интересное [2]

Воити


Последнее прочитанное
БОЛЬШАЯ КОСТЬ
НАКАЗ НЕ ВЫПОЛНЕН
От ворот поворот
БЕГСТВО
ИСКУШЕНИЕ УРФИНА ДЖЮСА
ПРИКЛЮЧЕНИЕ ШЕСТОЕ
ПИСЬМО
ЛОСКУТУШКА И СТРАШИЛА
УЖ ЧТО МУЖЕНЕК СДЕЛАЕТ, ТО И ЛАДНО!
ВОДОВОРОТ
ИЗУМРУДНЫЙ ГОРОД СТРАНЫ 03
ПАСТУШКА И ТРУБОЧИСТ
СОЛОВЕЙ
ПОБЕГ создание и продвижение сайтов

Статистика

Онлайн всего: 11
Гостей: 11
Пользователей: 0

Начало сказки

Попасть в сказку

Вход
Добро пожаловать Гость | RSS


Сказки


Воскресенье, 26.05.2024, 03:26
Главная » Статьи » Приключения Рольфа

Первый олень Рольфа

 Опасаясь потерять хоть один день во время постройки хижины, они ни разу не ходили на охоту, несмотря на то, что видели оленей по ту сторону озера, а потому у них не было больше свежего мяса, и Рольф воспользовался этим случаем, чтобы исполнить давнишнее своё желание. — Куонеб, я хочу пойти один на охоту за оленем, и мне нужно твоё ружьё. — Хорошо! 
Иди… лучше только вечером. И Рольф отправился один, как только село солнце, потому что во время дневной жары олени прячутся обыкновенно в густой чаще леса. Он знал, что следует всегда идти против ветра и по возможности тише. 
Ветер был небольшой и дул с юго-запада, а потому он двинулся на юго-запад вдоль берега озера. Следов было везде множество, и все они так перемешались между собой, что трудно было выбрать который-нибудь из них. Он решил идти молча вперёд, надеясь только на собственное счастье, и ему пришлось ждать недолго. 
Сквозь небольшое отверстие среди деревьев он заметил вдали какое-то движение в кустах, которое тут же и прекратилось, так что он не мог понять, ушёл олень или нет, если только это был олень. «Не предпринимай ничего, пока ты не уверен, что нужно делать» — был один из мудрых советов Куонеба. Рольфу следовало на этом основании прежде узнать, что такое двигалось в кустах. Он стоял и ждал. Прошла минута… другая… несколько… много, а он всё стоял и ждал; в кустах не заметно было ни малейших признаков жизни. Он начинал уже думать, что ошибся, а между тем инстинкт охотника подсказывал ему, что нужно выследить, в чём дело. 
Он прежде всего исследовал, откуда дует ветер, намочил палец, и тот сказал ему: «юго-западный», потом подбросил вверх несколько горстей сухой травы, которая сказала ему: «да, юго-западный, но в этой прогалине поворачивает к югу». Из этого он заключил, что может без всякого опасения обойти северную окраину кустов.
 Он осмотрел пистон своего ружья и принялся идти осторожно, выбирая такие места, где он мог пробраться без малейшего усилия, не задевая кустарников и не производя никакого шума. Медленно, шаг за шагом, двигался он вперёд и, подымая ногу, всякий раз ставил её только после внимательного исследования, что у него под ногами. 
На каждом шагу он останавливался, осматривался кругом и прислушивался. Рольфу надо было пройти всего сто ярдов до интересующего его места, а между тем он потратил на это целую четверть часа; не раз пугался он, заслышав треск цикады или барабан дятла. Сердце его билось всё сильнее и сильнее, и ему казалось, что все кругом должно слышать его биение, но тем не менее продолжал двигаться вперёд, пока не добрался до чащи, причинившей ему столько волнений и надежд. Здесь он остановился и снова исследовал направление ветра и медленно, осторожно обошёл это место с западной стороны. Долго, утомительно долго шёл он следующие двадцать ярдов и, наконец, увидел следы большого оленя, совершенно ещё свежие; сердце его снова забилось сильнее, и ему показалось, что вся кровь хлынула ему в голову, так сильно захватило у него дыхание от волнения. Он решил идти ещё некоторое время по этому следу и, держа ружьё наготове, осторожно двинулся вперёд. Не успел он сделать и несколько шагов, как услышал позади себя громкое свистящее дыхание. 
В одно мгновение обернулся он и очутился лицом к лицу с огромным, великолепным оленем-самцом. И вот животное, которое он томительно долго выслеживал, стояло теперь на виду и в каких-нибудь тридцати ярдах от него. 
Они смотрели друг на друга, не двигаясь с места в течение нескольких секунд Осторожно, не делая лишних движений, поднял Рольф ружьё. Олень стоял и смотрел на него. Да, ружьё было поднято, но как оно ужасно, отвратительно ужасно дрожало в руках Рольфа, и чем крепче старался он держать его, тем сильнее дрожало оно, и тем больше передавалось дрожание всему телу охотника. Дыхание его сделалось прерывистым, колени подгибались, руки тряслись, и, наконец, в ту минуту, когда олень поднял хвост и повернул голову, чтобы лучше рассмотреть его, он нажал собачку, употребив при этом неимоверные усилия, чтобы вернуть себе самообладание. 
Паф! — и в ту же минуту олень исчез из виду. Бедный Рольф! Как скверно чувствовал он себя… Он был преисполнен величайшего презрения к самому себе. Большой широкобокий олень в каких-нибудь тридцати ярдах от него, при дневном освещении — и не попасть в него. А там вот на дереве отверстие от засевшей в нём пули на пять футов выше головы оленя. «Я никуда не гожусь и никогда не буду хорошим охотником», — пробормотал он и медленно направился обратно в лагерь. Куонеб внимательно взглянул на него, так как слышал, вероятно, выстрел. 
Он заметил сразу мрачное и печальное выражение лица юноши, который покачал головой в ответ на его вопросительный взгляд и даже стукнул ружьём о стену, когда его вешал. Куонеб снял ружьё, вычистил его, зарядил и, обратившись к Рольфу, сказал ему: — Нибовака, ты чувствуешь себя очень нехорошо. Да! Знаешь почему? Тебе подвернулось счастье, но у тебя сделалась оленья лихорадка. Так всегда бывает в первый раз. Завтра ты пойдёшь и возьмёшь своего оленя. Рольф не ответил ему, и Куонеб продолжал: — Желаешь, чтобы я пошёл с тобою? 
Слова эти затронули гордость Рольфа, и решимость вернулась к нему. — Нет! Я пойду завтра один. На следующий день, когда роса ещё не просохла, отправился он снова на охоту. Погода была тихая, и только с юго-запада срывался иногда лёгкий ветерок. Он шёл, как и вчера, по тому же следу и нашёл, что по росе, когда всё кругом мокро, гораздо легче идти без малейшего шума, а потому быстро двигался вперёд. Проходя по роковой прогалине, он снова обратил внимание на простреленное пулей дерево. Вблизи послышался громкий крик сойки, который всегда служит указанием на близость оленя. Опытные охотники хорошо знают привычку сойки возвещать обо всём, что происходит. Рольф остановился и с минуту прислушивался. 
Ему показалось, что он услышал какой-то скребущий звук. Сойка снова крикнула… Звуки прекратились, а крик сойки замер вдали. Осторожно прошёл он ещё несколько минут вперёд и увидел вторую прогалину.
 Внимательно всматриваясь в неё из-за кустов, он заметил далеко впереди какое-то движение у самой земли. Сердце у него так и запрыгало в груди! Присмотревшись ещё раз внимательно, он снова заметил то же движение и увидел теперь ясно, что это голова самки оленя в густой траве. Движение, замеченное Рольфом, она делала ухом, чтобы прогнать сидевшую на нём муху. Рольф осмотрел пистон, собрался с духом и, приготовив ружьё, коротко, но пронзительно свистнул. Самка тотчас же вскочила на ноги, и в ту же минуту показался второй олень, поменьше, затем ещё молодой самец, и все они уставились в его сторону. Он поднял ружьё и увидел, что дуло его снова дрожит. Рольф опустил его и сурово сказал самому себе: «Я не хочу дрожать».
Самка потянулась и медленно направилась в сторону озера. За ней последовал другой, поменьше, и остался один только самец. Рольф свистнул ещё раз, и олень превратился в неподвижную статую. Стараясь сдержать своё волнение, Рольф сказал: «хочу» и, твёрдой рукою подняв ружьё, прицелился и выстрелил. Олень вздрогнул, сделал прыжок и исчез. Рольф снова почувствовал то же неприятное ощущение, но зарядил ружьё и двинулся дальше. Он увидел глубоко вдавленные следы в том месте, где подпрыгнул олень, но ни одной капли крови не было там. Он сделал ещё несколько шагов и снова увидел следы копыт, а подле красные пятна; ещё и ещё… прыжки становились более и более короткими… ещё сто ярдов… да, он лежал уже… раненный в самое сердце, испуская последнее дыхание. Рольф громко вскрикнул, и где-то вблизи послышался ответный, воинственный клич. Из-за дерева вышел Куонеб. — Я убил его, — крикнул Рольф. 
Индеец улыбнулся. — Я знал, что ты убьёшь его, и последовал поэтому за тобой; вчера вечером я знал, что у тебя будет лихорадка, и дал тебе уйти одному. Осторожно, аккуратно сняли с оленя шкуру, и Рольф узнал все маленькие тайны этой процедуры. Сняв шкуру с туловища (но не трогая головы и ног), Куонеб тщательно вырезал широкую полосу сухожилий, которые прикрывают мускулы, начиная от бедренных костей у таза до плеч; эти сухожилия служат индейцам для шитья вместо ниток. Затем он вырезал два длинных куска мяса, расположенных по обе стороны спинного хребта, и таких же два поменьше с внутренней стороны. 
Два эти куска, четыре окорока, сердце и почки он завернул в шкуру. Внутренности, голову, шею, ноги и копыта они оставили для лисиц; тазовую же кость он повесил на дерево, чтобы Великий Дух смилостивился над ними и послал им хорошую охоту. Обратившись затем к голове оленя, он сказал: — Брат, прости нас! Нам жаль, что мы убили тебя. 
Но вот, смотри, мы воздаём тебе почести красных лучей. Взяв с собой добычу, они отправились обратно в лагерь. Мясо спрятали в мешки, чтобы его не трогали мухи, и повесили в тени; кожу зарыли в тёплую грязь болота, а три дня спустя, когда шерсть отстала от кожи, счистили её прочь. Индеец приготовил из ясеня обруч, натянул на него сырую кожу и получил таким образом индейский том-том. Он высох не раньше, как через два-три дня. 
По мере того, как сохла кожа, слышались всё чаще и чаще дребезжащие, как у пружины, звуки, которые указывали на то, что она всё сильнее и сильнее натягивается. Вечером, сидя у огня и тихо напевая, попробовал Куонеб новый том-том: Хо де хо… хи де хи. 
На следующй день он встал до восхода солнца, поднялся на гору, сел на самую верхушку её и, ударяя в том-том, запел воззвание Дневному Богу, которого не пел ещё ни разу с того дня, когда они покинули великий утёс над Эземуком: Отец, благодарим тебя: Мы нашли хорошее место для охоты, И в нашем вигваме есть теперь мясо.
Категория: Приключения Рольфа | Добавил: tyt-skazki (31.01.2014)
Просмотров: 1391 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Слушать сказки

Популярное
ГНОМ В КАРМАНЕ
Непокорный князь
БАБУШКИНЫ ПИРОЖКИ и канадская технология
Цвет Измены
НЕТ КОЗЫ С ОРЕХАМИ
ТИТО
ЯСТРЕБ
КРОШКИ В КАПОРЕ
УЖ ЧТО МУЖЕНЕК СДЕЛАЕТ, ТО И ЛАДНО!
ЖЕЛЕЗНЫЙ ДРОВОСЕК СРЫВАЕТ РОЗУ
ВУЗИ
Настоящая невеста
ЧАРЫ РАЗВЕИВАЮТСЯ

Случайная иллюстрация

СказкИ ТуТ © 2024