Выбор сказок

Категории раздела
Линдгрен Астрид [2]
Братья Гримм [20]
Шарль Перро [2]
П. Амагуни [12]
ЧАО - победитель волшебников
АНЯ из Зеленых Мезонинов [38]
Люси Мод Монтгомери
Ганс Христиан Андерсен [56]
Сказки
Вероника Батхен [10]
Сказки
Страна Оз [340]
Баум Л.Ф.
Алиса в стране чудес [12]
Льюис Кэррол
Золотой горшок [12]
Эрнст Теодор Амадей Гофман
Академия пана Кляксы [13]
Ян Бжехва
Разные зарубежные [33]
ДЕТИ СТЕКЛОДУВА [21]
Мария ГРИПЕ
Новая энциклопедия для девочек [38]
Костёр в сосновом бору [37]
Приключения Чиполлино [30]
Старик Хоттабыч [55]
Скандинавия [25]
Орден Жёлтого Дятла [56]
Виталий Бианки (Сказки) [95]
Весёлое мореплавание Солнышкина [49]
Пропавшая Принцесса Страны Оз [30]
Торт в небе [67]
Город Королей [30]
Воспоминания о камне [35]
Александр Ферсман
Завтрашние сказки [132]
Абхазские народные сказки [33]

Воити


Последнее прочитанное
НАША ВЗЯЛА
«Не хочу учиться, хочу быть птицей!..»
СНОВА ЗЕЛЕНЫЕ ОЧКИ
НОВЫЕ ТРЕВОГИ
ПЛЕНЕНИЕ ЖЕЛЕЗНОГО ДРОВОСЕКА
ПРЯТАТЬСЯ НАДО ТОЖЕ ГРАМОТНО
18
ПРИЕМ У ОЗМЫ
В ГОСТЯХ У ПРОФЕССОРА СВИНА
ПЕРЕПОЛОХ ВО ДВОРЦЕ ГЛИНДЫ
ЕЩЕ НЕСКОЛЬКО СЛОВ К ЧИТАТЕЛЮ
Мисс Стейси и ее ученики готовят концерт
РЕБЯЧЬЯ БОЛТОВНЯ
СТАРЫЙ ДОМ

Статистика

Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

Начало сказки

Попасть в сказку

Вход
Добро пожаловать Гость | RSS


Сказки


Пятница, 19.04.2024, 19:09
Главная » Файлы » Торт в небе

ПОКА ИДУТ ЧАСЫ
11.12.2013, 18:42
В каждую минуту своей жизни мы вступаем новичками. Я остро почувствовал это, когда сегодня утром впервые взял в руки перо, чтобы рассказать о событиях, участником которых был. Не буду описывать, где побывали мы, пока нашли то, что искали. 
Так, мы очутились в парке большого южного города. Парк примыкал к площади, над которой возвышалась высокая круглая башня из цветного кирпича. Верх башни венчали огромные часы с украшенным бирюзой циферблатом и золотыми стрелками. В основание башни была вмурована мраморная плита с глубоко высеченными письменами. 
 Кругом, на площади и в парке, было много печальных загорелых людей, которые, казалось, чего-то ждали, посматривая на башенные часы. 
По их лицам можно было догадаться, что вот-вот наступит минута, когда произойдёт нечто важное, из ряда вон выходящее. Это ожидание необычайного пронизывало решительно всё вокруг, так что мы, поддавшись общему настроению, тоже уселись на лавочку, с которой открывался вид на площадь, и стали с интересом наблюдать, что же происходит в городе. Но время шло — и всё оставалось по-прежнему.
 Только раскалённый солнечный диск лил зной на томящуюся человеческую толпу. — А ведь часы на башне не идут! — произнесла Кошка Машка ни к кому в частности не обращаясь. — Интересно, чего же они ждут? 
Тут только я обратил внимание на то, что городские часы стояли и предположил, что люди просто ждут, когда окончат их чинить. — Возможно, что ты и прав, — протянула Кошка Машка, — только у городской башни почему-то нет дверей.
 Хотела бы я знать, как туда попадают люди… — Быть не может! — воскликнул, вскакивая с места, Трик-Трак и немедленно отправился осматривать башню. Когда он вернулся, обойдя башню кругом, вид у него был растерянный. — А ведь входа в башню действительно нет, — и, в недоумении разведя руками, заключил: — Ничего не понимаю. Тогда я обратился к проходящему мимо человеку в голубой феске и спросил, давно ли не идут городские часы. — Двадцать лет, — ответил, вздохнув, незнакомец в голубой феске. — Часы остановились двадцать лет тому назад, и с тех пор горожане ждут, когда они пойдут снова. — Ждут? — удивлённо переспросил Брадобрей. — Вы, конечно, хотите сказать, что двадцать лет их не могут починить ваши мастера? Но незнакомец в голубой феске печально покачал головой: — Нет, чужестранец, я сказал только то, что хотел сказать и что ты уже слышал. 
Часы остановились сами, и мы ждём, что они сами и пойдут. Так сказал Величайший. — Кто? — ошеломленно спросил Трик-Трак. — Величайший из живших когда-либо людей, — терпеливо объяснил незнакомец в голубой феске. — Основатель города и повелитель страны. Давший нам законы. Научивший счастью. Построивший городскую башню. 
И создавший вечные часы. Когда часы пошли, городская башня была замурована по приказу Величайшего, который вслед за этим повелел на каменной доске высечь свои заповеди народу. — Это та мраморная доска, которая находится у подножия башни? — спросила Кошка Машка. — Да, чужестранка. Это она. Там сказано, что часы вечны и потому неприкасаемы. Пока идут часы — счастье не покинет страны. Но если они остановятся, то лишь затем, чтобы спустя время снова пойти. — И вы ждёте этого двадцать лет?! — воскликнул в изумлении Трик-Трак. — Не проще ли было их попытаться починить?! — Не говори поспешных слов, о чужестранец. Разве можно нарушить заветы Величайшего? Тысячу лет наш народ благоденствовал, соблюдая его заповеди. Так неужели только двадцать лет испытаний способны поколебать веру в мудрость Величайшего, проверенную тысячелетием?! Пусть умрут несколько поколений людей несчастными, но зато потомки их будут снова счастливы. Ибо Величайший учил: «Делая самый крохотный шаг по земле, думай о его последствиях для нее». — Но вы не сделали даже самого крохотного шага, чтобы починить часы… — осторожно напомнила Кошка Машка незнакомцу в голубой феске. — Ты права, чужестранка.
 Но мы не хотим ради непосредственной выгоды одного поколения принести в жертву доверие к учению Величайшего, пережившего века. — Но время приносит новые знания, а новые знания способны и многое изменить… — заметил я. — О чужестранец, Величайший сказал: «Время изменит многое, но оно не изменит человеческую природу, ибо опыт отцов не наследуется детьми. 
Каждый ребенок учится ходить заново». — Послушайте, а что произошло с народом, когда остановились городские часы? — вдруг спросила Кошка Машка. — Его настигли войны, эпидемии, пороки? — Нет, чужестранцы, нас постигло худшее бедствие. Пока шли городские часы, в стране было одно время, и оно было временем всего народа, потому что все сверяли часы по городским часам. Так повелел Величайший. Но вот они остановились, и каждый стал доверять только своим часам. Со временем часы каждого человека показывали всё большее расхождение с часами остальных людей, и поэтому каждый стал жить по заведённому распорядку, доверяя показанию собственных часов. Постепенно в городе нарушился ритм совместной деятельности. 
Каждый стал жить только для себя и поэтому перестал быть счастливым. Смотрите, — незнакомец в голубой феске указал рукой в сторону, где люди бродили словно потерянные, — им неинтересно даже говорить друг с другом, потому что каждый из них занят собой.
 Вот отчего они несчастны! — Но если вы понимаете постигшую вас трагедию, то не лучше ли всё-таки попытаться найти выход? — настаивал Трик-Трак. Незнакомец в голубой феске убеждённо и твёрдо ответил: — Мы будем ждать. 
Часы обязательно пойдут. Величайший никогда не ошибался, и мы ему верим. И незнакомец в голубой феске учтиво поклонился, вежливо улыбнулся нам на прощанье и медленно зашагал дальше. Мы переглянулись, и каждый из нас вдруг подумал о счастье. И, наверное, каждый подумал по-разному, потому что Кошка Машка, первой нарушив молчание, задумчиво произнесла: — Счастье — нелёгкая штука. Если его в себе отыскать трудно, то в других — и подавно. Величайший это знал, несомненно, но это не остановило его, и он построил всё-таки башню. Он, наверняка, сомневался, когда учил других. — Я представляю счастье намного проще, — вздохнул Брадобрей. По-моему, счастье — это всегда и везде быть самим собой. 
Поэтому там, где есть принуждение, нет счастья. А я ничего не сказал вслух, потому что подумал, что каждый из моих друзей по-своему прав и, наверное, нет и не может быть общего определения счастья, с которым бы согласились все. Для меня, например, понятие счастья неразрывно связано с удовлетворением от завершения работы, достижения цели. Но в одном печальный незнакомец в голубой феске был прав — счастье возможно для человека только среди людей. Человек рождается, чтобы жить среди людей и для людей. И, конечно, прав был Величайший, когда учил пришедших людей думать о каждом шаге во имя тех, которые ещё не пришли, но должны прийти обязательно. Но всё-таки почему же остановились городские часы?
 Если они действительно ходили тысячу лет, значит, дело было не в заводе, — на тысячу лет пружины не заведёшь! — а что-то остановило их, что-то случилось непредвиденное. Мои размышления были прерваны Брадобреем, который рубанул ладонью воздух и решительно произнёс: — Надо действовать, друзья! Я думаю, нужно проникнуть в башню, чтобы ты, Тик-Так, смог осмотреть и починить часы. Уверен, что с ними ты справишься в два счета. — Но попасть в башню невозможно! — возразил я. — Горожане никогда не допустят этого! — И всё-таки надо попробовать туда проникнуть! — настаивал Трик-Трак. Мы сидели в парке на скамеечке и обсуждали с Трик-Траком, как можно помочь горожанам. Он предлагал множество планов, один фантастичнее другого, и каждый раз мне стоило большого труда убедить его в их нереальности. 
И только Кошка Машка со времени ухода незнакомца в голубой феске не проронила ни единого слова. Она сидела, задумчиво и рассеянно поглядывая по сторонам, но внимательный наблюдатель безошибочно мог бы заключить, что её взгляд все чаще и чаще задерживался на небольшом каменном домике, соседствующем с городской башней. И вдруг, в самый разгар наших споров, Кошка Машка загадочно произнесла: — По-моему, мы скоро узнаем нечто интересное, касающееся входа в городскую башню. Трик-Трак даже подпрыгнул от неожиданности, а я с любопытством взглянул на Кошку Машку. О-о, она умела удивлять даже хорошо знавших её друзей. 
И особенно повышало доверие к её словам то обстоятельство, что Кошка Машка почти никогда не ошибалась. — Посмотрите вот на этот домик с верандой, — спокойно пояснила она. — Пока вы спорили, я насчитала целых тринадцать мышей. пролезших вон в то маленькое окошко у самой земли, которое уходит в подвал домика. — Ну и что? — недоуменно спросил Трик-Трак. — Мало ли мышей бегает по городской площади, которая, судя по всему, в воскресные дни служит местом базара? — Ты прав, Трик-Трак, но невнимателен. Это не совсем обычные мыши. Я бы сказала, что это очень трудолюбивые мыши, даже необычайно трудолюбивые мыши. Они все что-то несут в эту дыру. А вот что именно — мы сейчас попробуем узнать. И Кошка Машка неслышно соскользнула с лавки и исчезла в траве парковых клумб. Мы с интересом ожидали, что произойдёт дальше. Вот Кошка Машка мелькнула раза два в траве, пересекла площадь, обегая прохожих, и, ловко вскочив на завалинку дома с верандой, пробежала по ней к подвальному окну. 
Спрятавшись за водосточной трубой, она притаилась прямо над окошком. Издали могло показаться, что кошка просто села на завалинку погреться на солнышке — такой у неё был безмятежный и скучающий вид. Прошло совсем немного времени, и мы увидели, как Кошка Машка метнулась вдруг вниз, схватила зубами мышь и со всех ног кинулась к нам. Ещё через секунду она положила полузадушенную мышь у своих ног и, шевельнув её лапой, свирепо зашипела: — А ну, отвечай, негодница, куда ты несла эту корочку? — Я… я… — лепетала мышь, — …поиграть… деткам… — А-а-а!
Так у тебя есть ещё и детки, — пропела Кошка Машка, и в глазах её запрыгали недобрые огоньки. — Ты даже не представляешь, как это хорошо. — П-п-почему? — пискнула мышка. — Потому, что они станут сиротками, если ты не перестанешь лгать мне, негодница. Уж что-то слишком заботливы родители у маленьких мышек, живущих в этом домике! А ну, говори сейчас же, кому и куда несла ты корочку? — Я… я… я не могу сказать! Это большая тайна, — отчаянно пискнула мышь. — Вот я и хочу узнать, насколько она большая, — мурлыкнула Кошка Машка и, схватив мышь зубами, свирепо встряхнула ее: — Говори, иначе будет поздно, — прошипела она. — Ведь у меня нет в животе ушей. — Ой-ой-ой! Я скажу… скажу… только отпустите меня… — Я тебя слушаю, — Кошка Машка слегка разжала зубы. — Я несу корочку нашему повелителю, человеку, который сидит в башне. Все мыши городской площади приносят ему еду. — Я так и думала, что туда есть ход, — удовлетворенно мурлыкнула Кошка Машка и ещё раз основательно тряхнула мышь. — Говори, как человек попадает в башню? — Ой, не жмите так сильно, а то мне очень больно, — пропищала жалобно мышь и добавила: — Он туда не ходит, он туда попал очень, очень давно. Но подземный ход остался. Он начинается из подвала домика, у которого вы меня схватили. В подвале стоит бочка с тряпками, которые прикрывают ход в подземелье. Он начинается от дна бочки и ведёт в городскую башню. 
Пожалуйста, отпустите меня, я всё сказала! — Ну, зачем же так торопиться, нам всё равно по пути. Ведь должна я убедиться, что ты не обманула меня, негодница. Я, так и быть, сама донесу тебя до подвала и взгляну на эту чудесную бочку своими глазами. А после этого посмотрим, что с тобой делать… — сказала Кошка Машка и сделала нам знак, чтобы мы следовали за ней. Затем, покрепче ухватив мышь, она снова пересекла площадь и скрылась в окошке подвала. С трудом сдерживая желание пуститься бегом вслед за Кошкой Машкой, мы степенно, чтобы не возбуждать подозрение горожан поднялись и неторопливой походкой направились к домику с верандой. Подойдя к входной двери, мы увидели прибитую к ней табличку: «Профессор Фуул. Точная наука. 
Входить без стука». Повинуясь указанию, Трик-Трак тихонько толкнул дверь, и она послушно открылась. Войдя, мы оказались в прихожей. Небольшая лестница привела нас в комнаты профессора, которые были завалены чертежами, картами и книгами. Здесь же находились микроскоп и ещё какие-то приборы неизвестного нам назначения. На всех предметах, находящихся в комнатах, лежал толстый слой пыли. Было видно, что к профессору никто не приходит уже долгие годы. Осмотрев комнаты и убедившись, что в них никого нет, мы вновь спустились по лестнице в прихожую и здесь, справа от лестницы, обнаружили небольшую и малозаметную дверцу, ведущую в чулан. Из чулана, в котором стояли лопаты, корзины и бесчисленное количество пустых цветочных горшков, начинался вход в погреб, прикрытый деревянным люком. 
Осторожно ступая между горшками, чтобы не разбить их и не наделать шума, мы прошли к люку и с трудом подняли его. В лицо нам ударил сырой воздух, смешанный с едким мышиным запахом. И прямо на нас с верхней ступеньки, приставленной к краю люка лестницы, смотрела, щуря свои прекрасные золотисто-зелёные глаза, Кошка Машка. — Мышка сказала правду. Подземный ход существует. Спускайтесь за мной, — мурлыкнула она и спрыгнула куда-то вниз, в темноту. Мы с Трик-Траком спустились в погреб и постояли некоторое время, пока наши глаза не привыкли к темноте. Здесь также находилось очень много цветочных горшков и стояло несколько бочек. 
Все они были наполнены землёй, и лишь в одной из них находились тряпьё, рукавицы и фартуки. Дно бочки вынималось, открывая вход в подземелье.
 Засветив фонарь «летучая мышь», который валялся у бочки, мы осторожно протиснулись в узкое отверстие днища и по каменным ступенькам спустились в подземный ход. 
Свет «летучей мыши» выхватил из кромешной тьмы довольно тесный проход, в котором можно было передвигаться только согнувшись. Пол и стены подземного хода были выложены кирпичом.
Категория: Торт в небе | Добавил: tyt-skazki
Просмотров: 1472 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Слушать сказки

Популярное
ГНОМ В КАРМАНЕ
Непокорный князь
БАБУШКИНЫ ПИРОЖКИ и канадская технология
Цвет Измены
НЕТ КОЗЫ С ОРЕХАМИ
ТИТО
История Ани
НА УТИНОМ ДВОРЕ
ПРО ГЕРОЯ
СУП ИЗ КОЛБАСНОЙ ПАЛОЧКИ
ДЯДЯ ГЕНРИ ПОПАДАЕТ В ПЕРЕПЛЕТ
РОЗОВЫЙ МИШУТКА
Барабанщик

Случайная иллюстрация

СказкИ ТуТ © 2024