Выбор сказок

Категории раздела
Владимир Машков [29]
Последний день матриархата
Михалков Сергей [74]
Басни
Валерий Медведев [27]
Приключения солнечных зайчиков
Григорий Ильич Мирошниченко [27]
Юнармия
В стране вечных каникул [55]
А. Алексин
Истории про изумрудный город [208]
ВОЛКОВ Александр Мелентьевич
Три толстяка [14]
Юрий Олеша
Алёнушкины сказки [9]
Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
Баранкин, будь человеком! [36]
Дочь Гингемы [15]
Сергей Сухинов
Юмористические игры для детей [196]
Ходячий замок [20]
Мурли [19]
Сказки для тебя [71]
ВОЛШЕБНЫЕ СКАЗКИ [68]
Приключения Тома Сойера [81]
Приключения двух друзей [46]
Проданный смех [84]
Приключения Рольфа [71]
Эрнест Сетон-Томпсон
Легенды ночных стражей. Осада [38]
Новые приключения Буратино [54]
Актуальные сказки [77]
Уральские сказы [99]
Пеппи Длинный чулок [31]
Интересное [2]

Воити


Последнее прочитанное
ВАНЬКИНЫ ИМЕНИНЫ
ДОЛИНА ЧУДЕСНОГО ВИНОГРАДА
МАСТЕР ГУД
ИСКУШЕНИЕ УРФИНА ДЖЮСА
ЛЕДНИКИ АНТАРКТИДЫ ШЛЮТ ЖЕНЬКЕ ПРИВЕТ
БЕСПОКОЙНЫЙ ДЕНЬ ДОКТОРА ГАСПАРА АРНЕРИ
ТЮГУЛЁВКА
ПОСЛЕДНИЙ СОН СТАРОГО ДУБА
БЕГСТВО ИЗ СУПОВОГО КОТЛА
ЗЕЛЛА НА КОРЕГОСЕ
Аня приносит жертву на алтарь чести
Кролик Представляет Небольшой Счет
ЛЕС ГУГУ
КОВАРСТВО КОРОЛЕВЫ КОР Перевозки газель

Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Начало сказки

Попасть в сказку

Вход
Добро пожаловать Гость | RSS


Сказки


Воскресенье, 26.05.2024, 03:01
Главная » Статьи » Проданный смех

МАРГАРИН
Барон поднялся со своего места и, держа руки за спиной, стал расхаживать взад и вперёд по павильону. Он обратился к Тиму с небольшой речью: — Вам известно, господин Талер, что запланированный нами сортовой маргарин должен иметь привлекательное, запоминающееся название. Желательно, чтобы оно связывалось в памяти покупателя с чем-то хорошо ему знакомым. Мы долго совещались, выбирая это название, так как оно чрезвычайно для нас существенно. Эффектное название товара — это чистая прибыль. Тим кивнул. 
Он всё ещё не понимал, какое отношение всё это имеет к нему. Но это ему предстояло сейчас узнать. — После того как было отвергнуто немало разных названий, — барон продолжал ходить взад и вперёд по павильону, — Селек Бай внёс предложение, которое мы единогласно признали самым удачным. Надо вам сказать, что Селек Бай, несмотря на некоторые свои странные идеи, очень полезный для нас человек. Но это так, к слову.
 Хотите знать, как он предложил назвать маргарин? «Тим Талер». Треч остановился и посмотрел на мальчика сквозь тёмные стёкла очков — теперь он их почти никогда не снимал. Лицо Тима оставалось спокойным. Казалось, он отнёсся к предложению Селек Бая с полным равнодушием, даже, пожалуй, с недоумением. Поэтому барон стал расписывать выгоды этого предложения. — Вы должны понять, господин Талер, что ещё никогда и нигде в мире не было сортового маргарина. Если мы, хорошо подготовив удар, неожиданно атакуем покупателя широким ассортиментом, нам удастся овладеть мировым рынком маргарина.
 В некоторых южноамериканских странах мы, скорее всего, сможем даже купить монополию на торговлю маргарином. Это означает, господин Талер, что ваше имя будет на устах у людей всего мира — от Нью-Йорка до Токио, от Стокгольма до Багдада. 
Даже в самой захудалой лавчонке в самой отдалённой персидской деревне будут продавать маргарин с вашим именем. И повсюду будут развешаны — голубые на жёлтом фоне — фотопортреты смеющегося мальчика: ваши портреты! С этого мгновения Тим весь превратился в слух. Он тихо спросил: — Как же я буду смеяться, если я не могу смеяться? — Это уже другой вопрос, господин Талер. И к нему я сейчас перейду. Но сначала покончим с главным: вы согласны с названием маргарина? Тим ответил не сразу. Теперь он понял, почему акционерному обществу так выгодно это название маргарина. 
Он, Тим Талер, — знаменитый богатый наследник; его имя, его портреты то и дело появляются в газетах всего мира. Значит, не маргарин должен прославить его имя, а наоборот: его уже знаменитое имя должно послужить прославлению маргарина. — Я должен сразу решить этот вопрос, барон? — Да, сегодня, господин Талер! В этом павильоне! Хотя маргарин появится на рынке только через год, важнейшие решения должны быть приняты в ближайшие дни. 
Ведь для подготовки наступления на рынок придётся потратить неимоверные деньги. Наша ставка так высока, что в случае провала всё наше акционерное общество может вылететь в трубу. Тим сунул руку в карман пиджака и вдруг нащупал авторучку Селек Бая. Замечание Треча, что акционерное общество может вылететь в трубу из-за маргарина, всё ещё звучало у него в ушах. Может быть, Селек Бай хотел при помощи этой авторучки помочь обществу «вылететь в трубу»? А что, если Селек Бай его тайный союзник? 
Словно в задумчивости, Тим вынул из кармана авторучку и стал играть ею, чтобы в нужный момент она оказалась у него в руке. Он ничего не потеряет, если маргарин будет называться его именем. Зато если Селек Бай окажется на его стороне, это огромный выигрыш. И Тим решил довериться Селек Баю. — Передайте всем господам, барон, что я согласен! Треч вздохнул с заметным облегчением. Впрочем, он выглядел совершенно спокойным. — Тогда, — сказал он, — вам придётся подписать ещё один контракт. Вот он! Чашки отодвинули в сторону, и на столе перед Тимом оказались два экземпляра контракта. Барон ожидал, что Тим сначала хотя бы прочтёт текст. Но Тим, боясь, что Треч предложит ему другую ручку, тут же поставил свою подпись авторучкой Селек Бая. После этого каждый лист дважды подписал барон: один раз — от имени акционерного общества, второй — как опекун Тима. Тим не обратил на это никакого внимания. — Выпьем за маргарин «Тим Талер», Тим Талер! Барон взял с буфета два гранёных стаканчика и налил в них рому. Стаканчики со звоном стукнулись друг о друга. Тим и сам не знал, пьёт ли он за своё счастье или за своё несчастье. 
То, что ром этот был из бутылки Джонни, казалось ему хорошим предзнаменованием. Барон Треч снова сел на своё место и стал рассказывать, как он представляет себе рекламу маргарина «Тим Талер»: — Мы поведаем всем, как бедный маленький мальчик из узкого переулка тронул сердце богатого барона; как тот сделал его наследником всего своего состояния и как этот мальчик позаботился, чтобы все бедняки из узких переулков могли мазать на хлеб хороший и дешёвый маргарин. — Да ведь это сплошное враньё! — возмутился Тим. — Вы говорите прямо как Селек Бай, — вздохнул Треч. — Реклама никогда не бывает враньём. Тут всё дело в освещении фактов. — В освещении фактов? Барон кивнул. — Видите ли, господин Талер, ведь что касается самих фактов, то все они совпадают: вы действительно провели своё детство в узком переулке, действительно стали наследником барона и даже сортовой маргарин — это ваша идея. 
Дело только в том, чтобы придать этим фактам верное освещение. И вот уже наша трогательная сказочка готова. Это очень хорошая реклама. Конкуренты будут взбешены. В этом вы можете целиком положиться на нас, господин Талер. А теперь поговорим-ка лучше о вашем фотопортрете. — О фотопортрете смеющегося мальчика? — Вот именно, господин Талер. Я сам начинающий фотолюбитель и хочу на этот раз попробовать свои силы. 
Я сфотографирую вас сам. Всё уже подготовлено. Треч отодвинул в сторону занавес, за которым, как почему-то представлялось Тиму до этой минуты, должна была находиться маленькая кухня. Но оказалось, что там стоит укреплённый на штативе фотоаппарат, а рядом с ним — стул, на спинке которого висит поношенный мальчишеский джемпер. Но больше всего ошеломил Тима огромный стенд позади стула: это была гигантская фотография его родного переулка. Как раз в середине переулка находилась дверь его старого дома. Всё до мельчайших подробностей было как на самом деле. Тим узнал даже узкую щель в стене соседнего дома, куда прятал когда-то монетку в пять марок. Ему почудилось, что он чувствует запах перца, тмина и аниса. — Наденьте, пожалуйста, этот джемпер и встаньте перед стендом, господин Талер! — сказал Треч, осторожно перенося фотоаппарат вместе со штативом на середину павильона. Тим исполнил всё, о чём просил его Треч, словно во сне. Картины прошлого одна за другой всплывали в его памяти. Отец. Мачеха. Бледный Эрвин. Подруга мачехи, приходившая к ней по утрам пить кофе вон из того дома налево. А справа — булочная-кондитерская фрау Бебер. Воскресенья. Скачки. Допрос. Господин в клетчатом. Контракт. 
Тиму пришлось на мгновение опуститься на стул. Треч возился с фотоаппаратом. Наконец всё было готово. Барон придал джемперу, который надел Тим, нарочито небрежный вид, слегка растрепал Тиму волосы и поставил его в нужной позе перед фотографией переулка. Потом, отступив на несколько шагов, скрылся за фотоаппаратом. — Так хорошо, господин Талер. Так и стойте. А теперь повторяйте за мной: «Я беру взаймы мой смех только на полчаса. Под залог моей жизни!» — Я беру взаймы мой смех… — Голос Тима прервался. Но барон тут же пришёл ему на помощь: — Говорите по частям, с перерывами — вам это будет проще. Итак: «Я беру взаймы мой смех…» — Я беру взаймы мой смех… — «Только на полчаса». — Только на полчаса. — «Под залог…» — Под залог… — «…моей жизни!» — …моей жизни! Не успел Тим выговорить последнее слово, как Треч сунул голову под чёрную материю. «Как Петрушка в кукольном театре», — подумал Тим, чувствуя непреодолимое желание смеяться, и… рассмеялся. Смех словно поднялся откуда-то изнутри, защекотал в горле… и Тим разразился таким хохотом, что у него из глаз покатились слёзы. Павильон словно гудел от смеха, окна в нём дребезжали; стул, стоявший рядом, трясся, будто тоже смеясь вместе с Тимом. Мир, казалось, вот-вот снова обретёт равновесие. Тим смеялся! Барон, накрывшись чёрной материей, пережидал, когда кончится этот смех. Его рука, готовая включить «юпитер», дрожала. Тим, понемногу успокоившись, состроил гримасу и спросил: — Это и есть та маргариновая улыбка, которая нам нужна, барон? На душе у него было радостно, легко, спокойно. Барон всё ещё казался ему похожим на Петрушку.
 Он не верил, что всё это только на полчаса. Он был убеждён, что его смех будет теперь с ним всегда. К Тречу, сидевшему под чёрным платком, к барону без смеха, он чувствовал что-то вроде сострадания. Даже квакающий, сдавленный голос, дававший ему сейчас указания, вызывал у Тима скорее сочувствие, чем насмешку. Он послушно выставил вперёд правую ногу, нагнул голову немного набок, улыбнулся, сказал по просьбе Треча: «Кусок орехового торта», — и в памяти его в эту минуту словно зазвенел колокольчик; а когда барон выключил «юпитер», снова приставил правую ногу к левой и рассмеялся с облегчением. — Надеюсь, снимок получился удачный, барон! Тим хорошенько потянулся после утомительного стояния в одной и той же позе и радостно улыбнулся в объектив фотоаппарата. Треч всё ещё возился под чёрным платком. 
Он заявил из своего укрытия, что на один-единственный снимок никак нельзя полагаться. Необходимо сделать по крайней мере ещё три. — И всё ради полфунта маргарина! — рассмеялся Тим. Но он не противился барону, а, наоборот, послушно следуя его замечаниям, принимал всякий раз нужную позу и предоставлял тому сколько угодно фотографировать себя с улыбкой во весь рот. После четвёртой, и последней, фотографии Тим так устал позировать, что ему показалось, будто прошёл уже, по крайней мере, час. На самом же деле до получаса не хватало ещё двух минут, но это даже не приходило ему в голову. Тим не догадывался и о том, почему Треч всё ещё прячет своё лицо под чёрной материей. Он подошёл к фотоаппарату, откинул чёрный платок и, смеясь, спросил: — Вы что, потихоньку изготовляете здесь маргарин, барон? 
Внезапно смех его смолк: снизу на него смотрело злое лицо с поджатыми узкими губами и чёрными стёклами очков вместо глаз — лицо господина в клетчатом. Тим понял, что его собственный смех вводил его в заблуждение: этот человек никогда не отдаст ему назад его смех, его свободу. Этот человек был страшен.
Категория: Проданный смех | Добавил: tyt-skazki (19.10.2013)
Просмотров: 1719 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Слушать сказки

Популярное
ГНОМ В КАРМАНЕ
Непокорный князь
БАБУШКИНЫ ПИРОЖКИ и канадская технология
Цвет Измены
НЕТ КОЗЫ С ОРЕХАМИ
ТИТО
ДОРОТИ ОТКРЫВАЕТ ВЕДЕРКО С ОБЕДОМ
БОЯЗЛИВЫЙ БРАТ
ЧЕГО ТОЛЬКО НЕ ПРИДУМАЮТ...
Мисс Стейси и ее ученики готовят концерт
ГИБЕЛЬНАЯ ПУСТЫНЯ ОСТАЕТСЯ ПОЗАДИ
Глава пятая У МУРАВЬЕВ
ДЕВОЧКА В КУРЯТНИКЕ

Случайная иллюстрация

СказкИ ТуТ © 2024