Выбор сказок

Категории раздела
Владимир Машков [29]
Последний день матриархата
Михалков Сергей [74]
Басни
Валерий Медведев [27]
Приключения солнечных зайчиков
Григорий Ильич Мирошниченко [27]
Юнармия
В стране вечных каникул [55]
А. Алексин
Истории про изумрудный город [208]
ВОЛКОВ Александр Мелентьевич
Три толстяка [14]
Юрий Олеша
Алёнушкины сказки [9]
Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
Баранкин, будь человеком! [36]
Дочь Гингемы [15]
Сергей Сухинов
Юмористические игры для детей [196]
Ходячий замок [20]
Мурли [19]
Сказки для тебя [71]
ВОЛШЕБНЫЕ СКАЗКИ [68]
Приключения Тома Сойера [81]
Приключения двух друзей [46]
Проданный смех [84]
Приключения Рольфа [71]
Эрнест Сетон-Томпсон
Легенды ночных стражей. Осада [38]
Новые приключения Буратино [54]
Актуальные сказки [77]
Уральские сказы [99]
Пеппи Длинный чулок [31]
Интересное [2]

Воити


Последнее прочитанное
В ПОГРЕБЕ
ИЗГНАННИК
ЗАЯЦ-СИМУЛЯНТ
СТРАНСТВИЯ КОРИНЫ
НОС
Это был, наверное, единственный в своем роде «бунт» на земле
ВАЖНОЕ РЕШЕНИЕ
Норма фолиевой кислоты
ОЗМА ИЗ СТРАНЫ ОЗ
ВОЛШЕБНИК ДЕЛАЕТ ОТКРЫТИЕ
ИСТИННАЯ ПРАВДА
Искусный вор
ПОЖЕЛАТЕЛЬНЫЕ ПИЛЮЛИ ДОКТОРА ПИПТА
В ФАРФОРОВОЙ СТРАНЕ

Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Начало сказки

Попасть в сказку

Вход
Добро пожаловать Гость | RSS


Сказки


Вторник, 28.05.2024, 17:18
Главная » Статьи » Проданный смех

ГОСПОДИН РИКЕРТ
Трамвайный вагон был почти пуст. Кроме Тима, здесь сидел только кругленький, небольшого роста пожилой человек с весёлым лицом, немного похожий на добродушного мопса. Он спросил мальчика, куда тот едет. — На вокзал, — ответил Тим. — Тогда тебе придётся сделать пересадку. Этот трамвай не идёт к вокзалу. 
Это я знаю точно: я и сам еду на вокзал. Тим держал свою фуражку на коленях и, ощупывая пальцами подкладку, слушал, как шуршит под его рукой сложенный вчетверо контракт. И вдруг ему пришло в голову, что теперь он должен стараться как можно чаще заключать самые невероятные пари. Может быть, какое-нибудь он и проиграет. Ведь тогда он вернёт свой смех! И он сказал: — Держу пари, что этот трамвай идёт к вокзалу! Кругленький человечек рассмеялся и сказал то же самое, что и кладбищенский сторож: — Ты проиграл пари, ещё не успев его заключить! — И добавил: — Ведь это «девятый»! Он ещё никогда не шёл до вокзала. — И всё-таки я держу с вами пари! 
— сказал Тим с такой уверенностью, что человек с удивлением замолчал. — Что-то уж чересчур ты в этом уверен, малыш. Так на что же мы будем спорить? — На билет до Гамбурга, — быстро ответил Тим. Он и сам был обескуражен своим поспешным ответом. Эта мысль так неожиданно пришла ему в голову! И всё же она пришла не случайно. 
Ведь он давно уже решил отправиться в плавание. — А ты что, собираешься ехать в Гамбург? Тим кивнул. Приветливое лицо «мопса» расплылось в улыбке. — Тебе незачем спорить, малыш! Дело в том, что я тоже еду в Гамбург и взял два билета в двухместном купе. А тот господин, который должен был ехать со мной, задержался. 
Значит, ты можешь составить мне компанию. — И всё-таки мне хотелось бы заключить с вами пари, — серьёзно ответил Тим. — Хорошо! Давай поспорим. Но предупреждаю: ты проиграешь! А как тебя зовут? — Тим Талер. — Хорошее имя. Звучит, как звон монет.1А моя фамилия Рикерт. Они пожали друг другу руки. Так они одновременно и познакомились и заключили пари. Когда по вагону прошёл кондуктор, господин Рикерт спросил его: — Скажите, пожалуйста, этот трамвай идёт к вокзалу? Только кондуктор хотел ответить, как вагон качнуло, и он остановился. Тим чуть не упал на господина Рикерта. Кондуктор побежал на переднюю площадку. Как раз в эту минуту на неё вскочил чиновник управления городского транспорта с серебряными нашивками на кителе.
 Он взволнованно сообщил что-то кондуктору, тот взволнованно что-то ответил, потом вернулся в вагон и обратился к господину Рикерту: — Сегодня вагон в порядке исключения пойдёт к вокзалу, потому что на нашей линии повреждён провод. Но обычно «девятый» не ходит по этому маршруту. Он приложил два пальца к козырьку фуражки и снова пошёл на переднюю площадку. — Чёрт побери, ловко же ты выиграл спор, Тим Талер! — рассмеялся господин Рикерт. — Сознайся-ка, ведь ты наверняка слыхал, что на этой линии оборван провод. Ну, сознайся! Тим грустно покачал головой. Ему гораздо больше хотелось проиграть этот спор, чем выиграть. Теперь ему окончательно стало ясно, что господин Треч обладает необыкновенными возможностями. На вокзале господин Рикерт поинтересовался, где оставил Тим свой багаж. — Всё, что мне нужно, со мной, — ответил Тим очень неопределённо и совсем не по-детски. — А паспорт у меня в кармане куртки. У Тима и правда был при себе паспорт. Когда ему исполнилось четырнадцать лет, он добился у мачехи, чтобы она выхлопотала ему собственный паспорт, ссылаясь на то, что ему придётся показывать паспорт в кассе на ипподроме. Этот довод убедил мачеху, тем более что Тим целый год вообще отказывался играть на скачках. Но только теперь Тим понял, как необходим ему паспорт. Ведь он ехал в Гамбург.
 Купе господина Рикерта оказалось в первом классе. На двери купе висела табличка с его именем: «Христиан Рикерт, директор пароходства». А внизу на той же табличке стояло ещё одно имя, и, прочитав его, Тим побледнел: «Барон Ч.Треч». Когда они сели на свои места, господин Рикерт спросил: — Тебе нехорошо, Тим? Ты так побледнел! — Это иногда со мной бывает, — ответил Тим (и нельзя сказать, чтобы это было неправдой, потому что с кем же этого иногда не бывает!). Поезд шёл некоторое время вдоль Эльбы. 
Господин Рикерт глядел на реку, на её берега — видно было, что это доставляет ему удовольствие. Но Тим не смотрел ни в окно, ни на господина Рикерта. Ласковый взгляд «мопса» время от времени незаметно останавливался на лице мальчика, но затем снова обращался к живописным берегам реки. Господин Рикерт был озабочен: он не переставая думал об этом мальчике. Наконец он решил подбодрить его каким-нибудь забавным рассказом о морском путешествии, но, едва начав рассказывать, тут же заметил, что мальчик рассеян и совсем его не слушает. Только когда господин Рикерт перевёл разговор на барона Треча, место которого в купе занимал сейчас Тим, тот стал вдруг внимательным и даже разговорчивым. — Барон, наверное, очень богат? — спросил Тим. — Чудовищно богат! У него есть свои предприятия во всех частях света. Пароходство в Гамбурге, которым я заведую, тоже принадлежит ему. — Разве барон живёт в Гамбурге? 
Господин Рикерт сделал неопределённое движение рукой, которое, как видно, должно было означать: «А кто его знает?» — Барон живёт везде и нигде, — пояснил он. — Сегодня он в Гамбурге, завтра — в Рио-де-Жанейро, а послезавтра, может быть, в Гонконге. Главная его резиденция, насколько мне известно, это замок в Месопотамии. — Вы, наверное, очень хорошо его знаете? — Никто его хорошо не знает, Тим. Он меняет свой внешний вид, как хамелеон. Вот приведу тебе пример: много лет подряд у него были поджатые губы и колючие рыбьи глаза. Причём могу поклясться, что они были водянисто-голубого цвета. А когда я встретился с ним вчера, оказалось, что глаза у него карие, добрые. И теперь он уже не надевает больше на улице чёрные очки от солнца. Но самое странное, что человек этот, на лице которого я — клянусь тебе! — никогда раньше не видел улыбки, хохотал вчера, словно мальчишка. И ни разу не поджал губ. 
А раньше он делал это поминутно. Тим поспешно отвернулся к окну. Только что он невольно поджал губы. Господин Рикерт чувствовал, что что-то в его рассказе одновременно привлекает и расстраивает мальчика. Он переменил тему разговора: — А что ты собираешься делать в Гамбурге? — Хочу поступить учеником кельнера на какой-нибудь пароход. И опять Тим сам удивился своему внезапному решению: в эту минуту оно впервые пришло ему в голову. А впрочем, и это решение было не так уж неожиданно: ведь с чего-нибудь да надо же начинать, если решил отправиться в плавание. На лице сидевшего напротив человека, похожего на добродушного мопса, появилась радостная улыбка. — Послушай-ка, Тим, да ты ведь просто счастливчик! — не без торжественности произнёс господин Рикерт. — Когда ты собираешься ехать на вокзал, трамвай меняет ради тебя свой маршрут, а когда тебе нужно найти место, ты тут же натыкаешься на человека, который может тебе его предоставить! — Вы можете устроить меня учеником кельнера? — Кельнер на корабле называется «стюард», — поправил его директор пароходства. — Для начала ты поработаешь мальчиком в кают-компании, а может быть, юнгой. Но самое главное сейчас вот что: родители твои согласны?
 Тим немного подумал, потом ответил: — У меня нет родителей. О мачехе он умолчал: он знал, что она ни за что бы не разрешила ему отправиться в плавание. Да и вообще он больше ни минуты не хотел думать о том, что оставил позади. Его занимало сейчас другое: была ли его встреча с господином Рикертом и вправду счастливой случайностью? Или и здесь, как в истории с мраморной плитой и с «девятым» трамваем, приложил руку господин в клетчатом? Вместе со смехом Тим потерял и кое-что другое: доверие к людям. 
А в этом, как известно, тоже мало хорошего. Господин Рикерт спросил его о чём-то, и Тиму пришлось сделать над собой усилие, чтобы понять смысл вопроса, — голова его так и гудела от разных мыслей. — Я спрашиваю, согласен ли ты, чтобы я о тебе немного позаботился? — повторил господин Рикерт. — Или, может быть, тебе не нравится моё лицо? Тим ответил, не задумываясь: — Нет, нравится! Даже очень нравится! И это была правда.
 У него вдруг возникло чувство уверенности, что этот человек хотя и служащий, но вовсе не сообщник господина в клетчатом, который теперь — к этой мысли Тиму надо было ещё привыкнуть! — превратился в богатого барона Треча. И от этой уверенности Тим стал снова самым обыкновенным, доверчивым четырнадцатилетним мальчиком. — Что с тобой? — прямо спросил его господин Рикерт. — Ты сегодня ещё ни разу не улыбнулся.
 А ведь у тебя было для этого столько поводов. С тобой стряслась какая-нибудь беда? Больше всего на свете Тиму хотелось сейчас броситься господину Рикерту на шею, как это бывает в театре на сцене. Но ведь всё это было не в театре, а на самом деле. Жгучая тоска охватила Тима — тоска по человеку, которому он мог бы рассказать всё. 
Ему было так трудно справиться с тоской, и отчаянием, и с чувством полной беспомощности, что блестящие крупные слёзы градом покатились по его щекам. Господин Рикерт сел рядом с ним и сказал, словно между прочим: — Ну-ну, не плачь! 
Расскажи-ка мне, что с тобой случилось! — Не могу! — крикнул Тим, уткнувшись лицом в плечо господина Рикерта. Всё его тело сотрясалось от рыданий. Маленький кругленький директор пароходства взял его руку в свою и не выпускал до тех пор, пока Тим не уснул.
Категория: Проданный смех | Добавил: tyt-skazki (19.10.2013)
Просмотров: 1043 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Слушать сказки

Популярное
ГНОМ В КАРМАНЕ
Непокорный князь
БАБУШКИНЫ ПИРОЖКИ и канадская технология
Цвет Измены
НЕТ КОЗЫ С ОРЕХАМИ
ТИТО
ИЗУМРУДНЫЙ ГОРОД СТРАНЫ 03
СИГНАЛ ТРЕВОГИ
СТРАШИЛА СОХРАНЯЕТ СПОКОЙСТВИЕ
ДОРОГА ЧЕРЕЗ ЛЕС
ОРК СПАСАЕТ ПУГОВКУ
НОВЫЙ НАРЯД КОРОЛЯ
ПОД ВОДОЙ

Случайная иллюстрация

СказкИ ТуТ © 2024