Выбор сказок

Категории раздела
Еловые дрова и мороженые маслята [43]
Анатолий Онегов
Тайны Руси [80]
Кир Булычев
Приключения Карандаша и Самоделкина [120]
Алексей Толстой [77]
Сказки
Чоки-чок, или Рыцарь Прозрачного Кота [35]
Весёлое мореплавание Солнышкина [54]
Разные истории [130]
Домовенок Кузька [43]
Город Эмбер [88]
Рассказы про животных [53]
Малыш и Карлсон [74]
КАРЛСОН, КОТОРЫЙ ЖИВЁТ НА КРЫШЕ!
Ганс (Ханс) Христиан (Кристиан) Андерсен [688]
Сказки
Абазинские народные сказки [34]

Воити


Последнее прочитанное
ГИБЕЛЬ КОНДИТЕРСКОЙ
«Не хочу учиться, хочу быть птицей!..»
Заговор родителей грузоперевозки
В ГОСТЯХ
Человек с двумя именами
ЭКЗАМЕН
НОС
КОВАРСТВО КОРОЛЕВЫ КОР Перевозки газель
СТРАННОЕ СЕЛЕНИЕ
ВСТРЕЧА С ТОТТЕНГОТАМИ
БУЗИННАЯ МАТУШКА
ПРЕВРАЩЕНИЯ СТАРОЙ МОМБИ недвижимость
СТРАНА ОЗ
Эпоха в жизни Ани

Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

Начало сказки

Попасть в сказку

Вход
Добро пожаловать Гость | RSS


Сказки


Среда, 24.07.2024, 08:58
Главная » 2015 » Февраль » 17 » Дом доктора и свадебные аксессуары
21:01
Дом доктора и свадебные аксессуары

 Небо уже стало темно-синим, почти черным. Лишь на одном краю светилась алая полоска. В домах то в одном окне, то в другом начали загораться мерцающие желтые огоньки.
Они шли и шли. Всякий раз, когда подходили к двери, воротам в стене или к лестнице, ведущей наверх, Лина надеялась, что это тот самый дом. В Эмбере она работала вестником и, не зная устали, с радостью носилась по всему городу.
 В этот вечер она едва могла идти, к ногам словно подвесили по паре тяжеленных кирпичей. Но доктор Эстер шла и шла. Мальчишка то трусил впереди, но отставал, чтобы посмотреть на Лину, миссис Мердо и Поппи. Наконец они добрались до окраины деревни, и там, чуть в стороне, под сенью огромного растения, силуэтом напоминавшего гриб, стоял нужный им дом с низкой крышей. Его окутывала темнота, лишь красный отблеск небесного света мерцал в двух окнах.
— Это дерево-сосна? — спросила Лина доктора.
— Это дерево-дуб, — ответила доктор, и Лина поняла, что слово «дерево» обозначает все большие растения, а «сосна» или «дуб» — это их разновидности.
Тропинка привела к деревянной калитке, которую открыла доктор. Они вошли в темный, усыпанный листьями и вымощенный кирпичами двор. Три его стороны занимал дом в форме буквы «П». Вдоль дома тянулась дорожка, которую накрывали скаты крыши. Даже в сгустившихся сумерках Лина заметила, что во дворе много разных растений. Они росли и в грунте, и во множестве горшков, по стойкам, подпирающим скаты, вились лианы, уползавшие на крышу.
— Заходите, — пригласила доктор и вместе с мальчиком прошла в дом.
Лина переступила порог и остановилась, всматриваясь в темноту. Следом вошла миссис Мердо с Поппи на руках. В нос бил странный запах, как от грибов или плесени, только более резкий.
Доктор на мгновение исчезла, потом вернулась с зажженной свечой. Она закружила по комнате, зажигая другие свечи — две, три, четыре, — пока слабый свет не заполнил ее центральную часть, а углы так и остались в темноте.
— Заходите, заходите, — нетерпеливо повторила доктор.
Лина шагнула вперед, носом уловила в воздухе пыль, а под ногами почувствовала песок. Она находилась в длинной комнате с низким потолком, заставленной мебелью и заваленной вещами. Одежда на спинках кресел, ботинок на просиженном диване, тарелка с остатками еды на подоконнике. Одну короткую стену занимали две двери, обе закрытые. У другой стены лестница уходила в проем в потолке. В другой короткой стене дверная арка вела, как догадалась Лина, на кухню, а рядом с ней виднелась ниша, обложенная камнями. В нише лежали палки и обрывки бумаги.
Доктор поднесла к ним свечку, и через мгновение вверх взвилось пламя. Лина никогда не видела такого огромного пламени — оно напоминало оранжевую руку, тянущуюся в глубину дома. Сердце девушки учащенно забилось. Она отшатнулась и прижалась к миссис Мердо. Обе молча смотрели на разгорающийся огонь. Миссис Мердо сжала плечо Лины.
Доктор заметила, что они застыли как изваяния.
— Что не так? — спросила она.
Лина не смогла ответить. Она неотрывно смотрела на пляшущие языки пламени, которые поднимались все выше горящего с треском дерева.
— Это… э… это… — пролепетала миссис Мердо, глядя на тот конец комнаты, где бушевал огонь, отбрасывая всполохи оранжевого света.
— Ясно, — кивнула доктор. — Огонь? Вы не привыкли к огню?
Миссис Мердо виновато улыбнулась.
— Он остается в камине, — добавила док тор. — И совершенно не опасен.
В Эмбере огонь всегда являл собой опасность. Обычно его вызывало короткое замыкание, когда где-то пробивало изоляцию, или ручка кастрюли, упавшая на горелку электрической плиты.
Этот огонь пугал Лину. Он отражался в стеклах. Окна были установлены в стенах так глубоко, что внизу хватало места, чтобы сесть. Именно это и сделал Торрен — уселся на подоконник, постукивая ногами по низкому шкафчику, который стоял у стены.
— Боишься огня? — пренебрежительно бросил он.
— Заходите, — вновь повторила доктор. — Если хотите, можете посидеть вон там. — Она указала на стулья в другом конце комнаты, подальше от огня.
Лина и миссис Мердо сели. Поппи проснулась, заплакала, а потом вновь заснула.
— Скорее всего, в этом сезоне я разжигаю камин последний раз, — добавила доктор. — Ночи становятся все теплее. Камин больше и не нужен.
Скрипнула калитка, послышались торопливые шаги, кто-то забарабанил в дверь. Лина сжала руку миссис Мердо.
Доктор вздохнула и пошла открывать.
— Это ты, Уильям. Что тебе нужно?
— Немного мази, — ответил мужчина. — Быстрее. Моя жена порезала руку. Течет кровь.
— Заходи, заходи, сейчас принесу. Доктор ушла в другую комнату, а мужчина застыл у двери, краем глаза поглядывая на Лину и миссис Мердо.
Доктор вернулась с баночкой мази, и мужчина ушел. Не прошло и десяти минут, как в дверь вновь постучали. Молодая женщина пришла за хинином для сестры, у которой разболелась голова. Доктор вновь отправилась в другую комнату, вынесла маленькую бутылочку, и женщина, взяв ее, убежала.
— Вы здесь единственный врач? — спросила миссис Мердо.
— Да, — ответила доктор Эстер. — Эта работа никогда не заканчивается. — Внезапно на ее лице отразилась тревога. — Ту ли мазь я дала Уильяму? Да, да, сняла с третьей полки. Все правильно. — Она тяжело вздохнула. — А теперь давайте займемся вашей девочкой. Положите ее сюда. — Доктор указала на диван у стены. — И заверните вот в это. — Она подняла с пола вязаное одеяло, встряхнула его и передала миссис Мердо. — Я дам ей лекарство.
Доктор Эстер налила из кувшинчика красноватую жидкость. Две ложки Поппи выпила, а третью выплюнула и заплакала. У Лины защемило сердце: Поппи выглядела совсем больной. Обычно энергия в ней так и бурлила, она постоянно находила себе занятие, ни минуты не сидела на месте. Могла сжевать ценную бумагу или куда-нибудь уйти, никому не сказав. А теперь лежала на диване вялая и бледная, как маленький росток, лишенный полива.
Лина села рядом с сестренкой, стала гладить ее по голове, и вскоре Поппи уснула. Доктор ушла на кухню, а Торрен поднялся по лестнице на чердак.
И тут же Лину сокрушила усталость. Беспорядок в доме, враждебно настроенный мальчик, огонь — все такое странное, тревожащее. И еще болезнь Поппи. Лина так волновалась из-за нее, что сама чувствовала себя больной. Она положила голову на колени миссис Мердо. С кухни доносились какие-то звуки, вероятно, доктор готовила еду, но Лина уже провалилась в сон, в котором свет устроил пляски с тенью…
— Обед! — закричал Торрен. Лина подпрыгнула, и он засмеялся. — Ты слышала о еде? — спросил он. — Слышала о том, что люди должны есть?
Они сели за стол, все, кроме Поппи, и доктор наполнила тарелки из большой кастрюли. Лина не знала, что ей дали. Может, холодный картофель, может, что-то еще. Она ела, потому что проголодалась. Но, поев, ощутила такую невероятную усталость, что просто не могла пошевелиться.
— Очень вкусно, — поблагодарила хозяйку миссис Мердо. — Спасибо вам.
— Да ладно. Я рада видеть вас в моем доме. — И, уже привстав, спросила: — Может, вы хотите почитать? Или… погулять? Или…
— Мы немного устали, — ответила миссис Мердо. — И предпочли бы лечь спать.
Доктор Эстер просияла.
— Конечно, — сказала она. — Разумеется, как же я сразу не… Давайте поглядим, где мне вас устроить. — Она взяла свечу и пошла к лестнице. — Я думаю, наверху.
— Нет! — закричал Торрен. — Это моя комната!
— Но это единственная комната, где две кровати, — сказала доктор.
— Они будут брать мои вещи! — кричал Торрен. — И вещи Каспара!
— Не говори глупости, — сказала доктор Эстер, поднимаясь на чердак.
— Но где я буду спать? — завопил Торрен.
— В медицинской комнате, — ответила доктор Эстер.
Глаза Торрена наполнились слезами, но доктор этого не заметила. Она ушла на чердак, и Лина слышала, как она что-то передвигала там.
— Идите сюда, — позвала доктор.
Лина поднялась первой, за ней — миссис Мердо с Поппи на руках. Свеча освещала две кровати под наклонным потолком. У изножия каждой стоял сундук. На крючках висела одежда. Несколько коробок лежали на подоконнике единственного окна.
— Две кровати, но вас трое. — Доктор нахмурилась. — Мы можем… гм-м-м. Мы можем положить ребенка…
— Все нормально, — сказала Лина. — Она будет спать со мной.
Через несколько минут Лина уже лежала в постели. Головка Поппи покоилась на ее руке. Миссис Мердо укрыла их одеялом и пожелала спокойной ночи, потом легла сама, погасила свечу, и в комнате воцарилась темнота, но не такая черная, как по ночам в Эмбере. Лина видела серый прямоугольник окна, потому что светилось небо: серебряный круг, яркие точки. Как они называются? И кто такой Каспар? И как доктор могла стоять так близко от этого огромного, ужасного огня, который пылал на полу ее дома?
Здесь все отличалось от Эмбера. Темнота и холод там, свет и тепло тут. Идеальный порядок в Эмбере, беспорядок в Искре. Эмбер она знала как свои пять пальцев, а тут все казалось странным. «Привыкну ли я жить здесь? — спросила она себя. — Почувствую ли, что это мой дом?» Она прижала к себе Поппи и долго прислушивалась к ее затрудненному дыханию, прежде чем уснула сама.
Первый деревенский совет
Пока Лина спала, главы деревенской администрации держали совет, сидя за столом в башенной комнате в ратуше, окна которой выходили на площадь. Мэри крепко сцепила руки перед собой. Бен хмурился, и его седые брови сошлись на переносице, где собрались глубокие морщины. Уилмер нервно подергивал мочку уха и переводил взгляд с Мэри на Бена и обратно.
— Они не могут оставаться здесь, — нарушила молчание Мэри. — Их слишком много. Где мы их поселим? Как прокормим?
— Да, — сказал Уилмер. — Но куда им идти? Все молчали. На этот вопрос ответа ни у кого не было. Вокруг Искры на многие километры простирались Пустые Земли.
— Они могли бы пойти в Пайн-Гэп, — сказал Уилмер.
Мэри фыркнула и покачала головой.
— Глупости. Туда как минимум две недели пути. Как эти слабые люди преодолеют такое расстояние? Где они возьмут еду? Разве что мы опустошим наш склад и отдадим им все.
Уилмер кивнул, понимая, что она права. В Искре знали только о трех других поселениях — слышали от сталкеров, что они меньше и беднее Искры, и их жители тоже не могли кормить лишние рты.
Все трое через окно смотрели на залитую лунным светом площадь, заполненную этими странными спящими людьми из подземного города. Четыреста человек, без еды, без имущества, которым некуда больше податься.
— Вот чего я не могу понять, — заговорил Бен, — почему это несчастье свалилось именно на нас? — Он уставился в одну точку и нахмурился. Он поступал так всегда, когда ему нужно было собраться с мыслями. Мэри и Уилмер привыкли к этим паузам и терпеливо ждали продолжения. — Я не знаю, чем мы это за служили. Работали как проклятые, только–только добились какого–то благополучия… после стольких лет… ну, жестокой нужды. На верное, можно сказать и так.
Все закивали, думая о тех тяжелых годах, которые пришлось пережить. О зимах, когда люди дрожали в палатках и питались корнями растений и орехами. О засухах и нашествиях томатных червей, после которых всю зиму сидели на капусте и картошке. Случалось, что приходилось так много работать, что не хотелось жить. И все надеялись, что те времена больше не вернутся.
— Так что же нам делать, если они не могут уйти и не могут остаться? — спросила Мэри. — Как нам поступить?
Мужчины молчали.
— У нас есть «Пионер», — заметил Уилмер. — Временное решение.
— Это точно, — подтвердил Бен.
— Дельная мысль, — согласилась Мэри, и Уилмер просиял. — Значит, так, — продолжила Мэри. — Мы поселим их в «Пионере». Дадим им воду и еду, на складе есть излишки. В обмен они будут работать — помогать на полях, в строительстве, делать все, что нужно. Нам придется их многому научить. Насколько я понимаю, сейчас они ничего не умеют. Через какое-то время, когда они станут сильнее, когда поймут, как жить в этом мире, они смогут уйти и построить свой город в каком-нибудь другом месте.
— Нам придется пристально следить за ними, если уж мы позволяем им остаться, — заметил Бен. — Они странные. Мы не знаем, чего от них можно ждать.
— Мне представляется, что они совершенно обычные люди, — не согласилась с ним Мэри. — А все их отличие только в том, что они жили в пещере.
— Ты в это веришь? — спросил Бен. Мэри пожала плечами.
— Вопрос в том, позволим ли мы им остаться?
— Сколько мы должны держать их здесь? — спросил Уилмер. — Когда они смогут уйти?
— Даже не знаю. Может, через шесть месяцев. Давайте посмотрим. Близится конец Цветущего. — Мэри начала загибать пальцы, отсчитывая месяцы: — Сияющий, Обжигающий, Темнеющий, Холодеющий, Падающий, Леденящий. Они смогут провести у нас лето и осень и уйти в конце Леденящего.
— То есть они окажутся зимой в чистом поле! — воскликнул Уилмер.
— Совершенно верно, — сказал Бен. — Ты хочешь, чтобы они пробыли у нас дольше? Нам и так придется пустить в ход все наши запасы, чтобы прокормить их.
Они вновь замолчали, обдумывая сказанное. Наконец заговорила Мэри:
— Так мы оставляем их на шесть месяцев? И учим всему, чему можем научить?
Эта идея никому не нравилась. Все думали о том, сколько еды потребуется беженцам, а это означало, что жителям Искры придется уменьшить свой рацион. Они думали об усилиях, которые придется приложить, чтобы обучить эмберитов навыкам выживания. И каждый, Мэри, Уилмер и особенно Бен, более всего хотел бы, чтобы пещерные люди исчезли так же внезапно, как появились.
Но исчезать они явно не собирались, и главы администрации Искры понимали, что они должны принять правильное решение, чтобы потом их не мучила совесть. Они хотели поступить мудро, как и полагалось здравомыслящим лидерам, кардинально отличающимся от лидеров прошлого, которые привели планету к катастрофе. Они хотели проявить объективность и великодушие.
С этими мыслями все трое и проголосовали:
Мэри — за: пещерные люди должны остаться.
Бен — за, хотя и с неохотой.
Уилмер — за.
Решили следующее.
Беженцы получат место для проживания.
В течение шести месяцев им будет оказываться помощь.
После этого эмберитам придется самим заботиться о себе.
Мэри, Бен и Уилмер скрепили свое решение рукопожатиями, но, хотя все это прекрасно понимали, ни один не сказал о том, что шесть месяцев — слишком малый срок, чтобы пещерные люди могли начать строить свой город. Основатели Искры владели плотницким делом и земледелием, но даже им потребовалось два года, чтобы построить более-менее сносные жилища и очистить поля от камней. Они знали, как ухаживать за животными и повышать плодородие почвы, но даже их животные иногда умирали от болезней и голода, в те годы, когда случался неурожай. Они знали, как справляться с такими угрозами, как погодные катаклизмы, волки и бандиты, но все равно страдали от них.
Сердцем и Мэри, и Бен, и Уилмер чувствовали, что в этом огромном пустынном мире эмберитов подстерегают тысячи неведомых им опасностей, которые они не смогут распознать, а потому не сумеют постоять за себя.
Категория: Город Эмбер | Просмотров: 1631 | Добавил: tyt-skazki | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Слушать сказки

Популярное
ГНОМ В КАРМАНЕ
Непокорный князь
БАБУШКИНЫ ПИРОЖКИ и канадская технология
Цвет Измены
НЕТ КОЗЫ С ОРЕХАМИ
ТИТО
ПЕРЕПОЛОХ ВО ДВОРЦЕ ГЛИНДЫ
КОВАРНАЯ РЕКА
МОТЫЛЕК
Основание крокета Королевы
ГЛИНДА И СТРАШИЛА
ДЯДЯ ГЕНРИ ПОПАДАЕТ В ПЕРЕПЛЕТ
ТРУСЛИВЫЙ ЛЕВ

Случайная иллюстрация

Архив записей

СказкИ ТуТ © 2024