Выбор сказок

Категории раздела
Владимир Машков [29]
Последний день матриархата
Михалков Сергей [74]
Басни
Валерий Медведев [27]
Приключения солнечных зайчиков
Григорий Ильич Мирошниченко [27]
Юнармия
В стране вечных каникул [55]
А. Алексин
Истории про изумрудный город [208]
ВОЛКОВ Александр Мелентьевич
Три толстяка [14]
Юрий Олеша
Алёнушкины сказки [9]
Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
Баранкин, будь человеком! [36]
Дочь Гингемы [15]
Сергей Сухинов
Юмористические игры для детей [196]
Ходячий замок [20]
Мурли [19]
Сказки для тебя [71]
ВОЛШЕБНЫЕ СКАЗКИ [69]
Приключения Тома Сойера [82]
Приключения двух друзей [46]
Проданный смех [84]
Приключения Рольфа [72]
Эрнест Сетон-Томпсон
Легенды ночных стражей. Осада [38]
Новые приключения Буратино [54]
Актуальные сказки [77]
Уральские сказы [100]
Пеппи Длинный чулок [31]
Интересное [3]

Воити


Последнее прочитанное
ТОТОШКА ПРИНОСИТ ПИСЬМО
АРЗАКИ И МЕНВИТЫ
СЕГОДНЯ В ЦИРК МЫ ПРИШЛИ НЕ ЗРЯ!..
ОСТОРОЖНЫЕ ПТИЦЫ
ВОЛШЕБНОЕ СЛОВО
Приключения солнечных зайчиков
ЗАЯЦ И ЧЕРЕПАХА
ХОРОШИЙ ТОВАРИЩ
Кто Украл Пироги?
МАЛЕНЬКИЙ КЛАУС И БОЛЬШОЙ КЛАУС
ЧЕЛОВЕК-ОРГАН
ИЗУМРУДНЫЙ ГОРОД
УЖАСНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ
Торжественная клятва и перспективы

Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Начало сказки

Попасть в сказку

Вход
Добро пожаловать Гость | RSS


Сказки


Вторник, 18.06.2019, 08:10
Главная » Статьи » Владимир Машков

За столом переговоров

Следующий день было воскресение, и я с утра обложился учебниками – наверстывал упущенное, догонял ушедших вперед одноклассников. Мама узнала у Калерии Васильевны, что мы проходили в эти дни, и я погрузился в океан знаний. А мама стояла на страже. Она поднимала телефонную трубку и отвечала, что Кирилл не может подойти, потому как делает уроки. С телефоном в тот день творилось что‑то неладное, он трезвонил с самого утра. Спрашивали то Марину, то Галину, то аптеку, то милицию. – Вокзал, – сказала мама, устав от звонков. Иногда звонили, никого не звали и лишь сопели в трубку. – Наверное, тебе звонит девочка и стесняется со мной говорить, – определила мама и разрешила: – Следующий раз сам подойдешь. Когда вновь зазвонил телефон, я взял трубку. – Наконец‑то, – услышал я шумный вздох облегчения, и папа с места в карьер стал осыпать меня упреками. – Почему ты не подходишь? Кого я только не звал, и Марину, и Галину, а потом фантазия иссякла. Кстати, почему мама дома? – Сегодня воскресенье, – напомнил я. – Но она и по воскресеньям умудрялась работать, – сказал папа и обеспокоенно спросил: – Как у вас с обедом? – Прекрасно, остался еще вчерашний, приготовленный тобой, – выпалил я и зажмурил глаза – что сейчас будет? – А почему ты ничего не ел? – Как я и ожидал, папа выдал себя с головой. – Откуда ты знаешь, что я готовлю? – А кто же еще? – вопросом на вопрос ответил я и добавил: – Папа, пора кончать эту игру. – Какую игру? – не понял папа. – Жизнь – слишком сложная штука, – и меня потянуло на изречения, от наследственности никуда не уйдешь. – Пора нам с тобой стать настоящими мужчинами. Я предлагаю тебе встретиться на нейтральной территории за столом переговоров. – Когда? – спросил папа. – Сегодня, – ответил я и добавил: – Промедление смерти подобно. – Сейчас никак не могу, иду на утренний спектакль, потом на телевидение, – объяснил папа. – Давай в шесть вечера, в кафе у студии – помнишь, мы там с Саней были? Посидим, поговорим. Мама была недовольна тем, что я слишком долго разговариваю по телефону и тем самым отвлекаюсь от уроков. – Я вчера забыла задать тебе один вопрос, – сказала мама, когда я сел за стол. – Тебя не было целый день дома, а между тем был приготовлен обед. – Что тут непонятного? Обед приготовил папа. – А вчера, позавчера? – И вчера, и позавчера, и третьего дня – тоже папа. Он приходил тайком и варил суп. – Это очень мило с его стороны, – порозовела мама, но тут же скомандовала: – Занимайся! Но не суждено мне было в тот день догнать своих ушедших вперед одноклассников. К нам прибежала раскрасневшаяся Наташа. Она снова была в прежней форме – джинсы и кеды. – Кир, – воскликнула она с порога. – Пошли играть в футбол. Мы все тебя ждем. И Глафира Алексеевна тоже. – А Саня где? – Саня на площадке, – рассмеялась Наташа. – Я его уговорила. – А кто это Глафира Алексеевна? – поинтересовалась мама. – Та самая одинокая пенсионерка, которой я разбил окно, – напомнил я. – А теперь она нас тренирует, – добавила Наташа. – Часок можешь поразмяться, – неожиданно разрешила мама. Когда мы с Наташей пришли, тренировка шла вовсю. – Кир, становись в нападение, вместе с Наташей, – командовала Глафира Алексеевна, – а Саня переходит в полузащиту. Саня, ты будешь диспетчером, организатором игры. И вообще на тебя вся надежда. Ты один стоишь целой команды. Саня пыжится, гордится бабушкиной похвалой. Я тоже радуюсь, что Глафира Алексеевна поставила меня в нападение, значит, не забыла мой меткий удар. Бабушка прикладывала ко рту рупор, и потому ее голос гремел по всему двору. Распахивались окна, в них появлялись любопытные головы. Болельщики выходили и на балконы. Конечно, это были мужчины. Кто, как не мужчины, самые заядлые любители и самые тонкие знатоки футбола? Наша игра им нравилась. Болельщики поддерживали нас криками и аплодисментами. Мы носились по полю как угорелые. А Глафира Алексеевна то и дело подгоняла нас мудрыми советами: – Кир, не жадничай, отдай мяч! – Саня, снова перемудрил, играй попроще! – Мальчики бегайте! Помните, движение, движение и еще раз движение – вот три кита, на которых стоит современный футбол. Мы до того набегались, что едва переставляли ноги, и бабушка объявила: – На сегодня хватит, пойдемте ко мне пить чай. Маленькая бабушкина комната была тесновата для нашей команды. Кто сел за стол, кто на диван, кто на подоконник, а Саня расположился прямо на полу. И чашек у Глафиры Алексеевны не хватало. Поэтому мы пили чай по очереди. Сане первому бабушка налила чай и подала кусок торта. – Глафира Алексеевна, – с полным ртом полюбопытствовал Саня, – а какой сегодня праздник? – Праздник? – переспросила бабушка. – Вроде нет никакого праздника. – А почему торт и прочее? – не отставал мой друг. Мы все уставились на Глафиру Алексеевну. – Вы пришли ко мне в гости, вот и праздник, – сказала бабушка. – А еще в нашей команде теперь играешь ты, Саня. – Ага, – сказал Саня, – профессионала из меня не вышло, пойду в любители… – И Кир с сегодняшнего дня с нами, – перечисляла Глафира Алексеевна, – и Наташа вернулась – тоже праздник. Видишь, Саня, сколько праздников? Мы с Наташей разливали чай и разносили торт. – Теперь мы все вместе, – продолжала Глафира Алексеевна. – Вообще наша установка на собственные силы. Никаких игроков со стороны, я имею в виду, из соседнего двора. Наша опора – любители, самозабвенно преданные футболу, готовые ради него отречься от всего, например, от дурных привычек. Руки бабушки привычно пошарили по столу в поисках папирос и спичек. Глафира Алексеевна устыдилась своего порыва и спрятала руки под стол. Я понял, как тяжело бабушке бороться со своей плохой привычкой, и спросил ее: – Глафира Алексеевна, откуда вы так здорово разбираетесь в футболе? – А вот отсюда, – Глафира Алексеевна показала на стоящий в углу телевизор. – Вы знаете, раньше я и представления не имела, что такое футбол и с чем его едят. А в прошлом году вышла на пенсию… – Выходит, у вас наступили каникулы? – спросила Наташа. – Верно, каникулы, – рассмеялась бабушка. – Куда податься пенсионеру? Спасибо сослуживцам, подарили цветной телевизор, вот я и пристрастилась к футболу. Ни одной игры не пропускаю и сейчас разбираюсь в футболе, как заправский болельщик. – Значит, лучше любого тренера, – сказал Саня. Мы пили чай и весело болтали обо всем на свете. Мы чувствовали себя у бабушки как дома, и даже еще лучше. Дома нас все время наставляли и учили. А бабушка позволяла нам вести себя, как нам хочется. Я глядел на ее еще совсем молодое, загорелое лицо и думал, а почему мы ее называем бабушкой? Только потому, что она пенсионерка? Когда я пришел домой, на кухне все гремело и грохотало. Мама воевала с кастрюлями. Увидев меня, мама спросила: – Я отпустила тебя на часок, а прошло сколько? – Прошло два, – ответил я, бросив взгляд на часы. – Два часа двадцать одна минута, – мама любила точность. – Значит, больше сегодня ты на улицу не пойдешь. Ну что ж, не пойду так не пойду. А папа? Меня же папа ждет в шесть часов в кафе у студии. Мама обижалась, что я не говорю ей правды. Ладно, выложу ей все как на духу. – Мама, мы с папой договорились встретиться в шесть часов у студии, – твердо сказал я. – Как мне быть? – Ты должен ехать, – разрешила мама, – но до шести еще уйма времени, и ты можешь позаниматься. Действительно, самое выгодное – всегда говорить правду. Может, и папе рассказать правду? Надо подумать. В назначенное время я открыл дверь кафе. Папа меня уже ждал. Ждал не один – стол ломился от заказанных блюд. Папа слишком буквально воспринял мое предложение встретиться за столом переговоров. Раз за столом, значит, за обеденным. К тому же, поскольку папа не видел своими глазами, как я ел, он считал, что я плохо питаюсь. Несмотря на то, что ежедневно сам приходил и готовил обед. – Ты похудел, – опечалился папа. Чтобы не огорчать папу, я принялся за еду. Заморив червячка, я приступил к переговорам. – Папа, как ты относишься к НТР, то есть к научно‑технической революции? – задал я первый вопрос. Папа опешил, потому что ждал совсем иного вопроса, но быстро собрался с мыслями и заговорил: – Неоднозначно. Видишь ли, раньше вместе со всеми я разделял восторг успехами НТР, а сейчас я отчетливо вижу теневые стороны, например, загрязнение окружающей среды. Теперь папу не остановишь. Но я сам виноват, втравил его в дискуссию. Но папа неожиданно прервал свою тираду и вернулся за стол переговоров. – Неужели ты позвал меня, чтобы потрепаться о НТР? – папа был не в своей тарелке. – Кстати, об окружающей среде, – продолжал я плести нити заговора. – Ты же знаешь, что мамина работа поможет сделать воздух и воду чище? – Я знаю, – ответил папа и переполошился: – А что случилось? – Мамина работа под угрозой, – выпалил я. – Кто же ее противники? – воскликнул папа и сделал такой жест, словно сейчас выхватит шпагу и сразится с теми, кто угрожает нашей маме. – Мы, – ответил я. – Почему? – не понял папа. – Вместо того, чтобы заниматься наукой и одарить человечество чистым воздухом, мама оставляет на полпути работу, потому что мы бросили ее на произвол судьбы. Папа беспокойно заерзал на стуле. – Но ты, по‑моему, ее не бросил. И тогда я рассказал папе о своих успехах за последние дни, чем вызвал у него прилив недюжинной энергии. – Как ты мог до такого докатиться? – распалился папа. – Папа, ты слышал о таком слове – безотцовщина? Папа сник. Я понимал, что это нечестный прием, более того, это удар ниже пояса, но мне хотелось, чтобы папа услышал меня. – Папа, – приободрил я отца, – у нас нет иного выхода – давай станем настоящими мужчинами.


Категория: Владимир Машков | Добавил: tyt-skazki (31.08.2010)
Просмотров: 2239 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Слушать сказки

Популярное
ГНОМ В КАРМАНЕ
Непокорный князь
БАБУШКИНЫ ПИРОЖКИ и канадская технология
Цвет Измены
НЕТ КОЗЫ С ОРЕХАМИ
ТИТО
ВОЛШЕБСТВО ПРОТИВ ВОЛШЕБСТВА
КОРОЛЕВА ПОЛЕВЫХ МЫШЕЙ
В ГОСТЯХ У БАРЫШНИ-ВЫРЕЗАЛЫЦИЦЫ
КОРОЛЬ ГНОМОВ
МОТЫЛЕК
ПАСТУШКА И ТРУБОЧИСТ
История Ложной Черепахи

Случайная иллюстрация

СказкИ ТуТ © 2019