Выбор сказок

Категории раздела
Владимир Машков [29]
Последний день матриархата
Михалков Сергей [74]
Басни
Валерий Медведев [27]
Приключения солнечных зайчиков
Григорий Ильич Мирошниченко [27]
Юнармия
В стране вечных каникул [55]
А. Алексин
Истории про изумрудный город [208]
ВОЛКОВ Александр Мелентьевич
Три толстяка [14]
Юрий Олеша
Алёнушкины сказки [9]
Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
Баранкин, будь человеком! [36]
Дочь Гингемы [15]
Сергей Сухинов
Юмористические игры для детей [196]
Ходячий замок [20]
Мурли [19]
Сказки для тебя [71]
ВОЛШЕБНЫЕ СКАЗКИ [69]
Приключения Тома Сойера [82]
Приключения двух друзей [46]
Проданный смех [82]
Приключения Рольфа [72]
Эрнест Сетон-Томпсон
Легенды ночных стражей. Осада [38]
Новые приключения Буратино [54]
Актуальные сказки [77]
Уральские сказы [100]
Пеппи Длинный чулок [31]
Интересное [3]

Воити


Последнее прочитанное
АРЗАКИ И МЕНВИТЫ
ПОБЕДА
КАПСЮЛЬ БЕЗ БОМБЫ
Мы с Костей учимся вить гнездо
И ЦИКЛОН НЕ ЦИКЛОН И АНТАРКТИДА НЕ АНТАРКТИДА
ПОСЛЕДНЕЕ ЖЕЛАНИЕ
БЕСКОНЕЧНАЯ СТЕНА
СОЛОВЕЙ
О ТОМ, КАК БУРЯ ПЕРЕВЕСИЛА ВЫВЕСКИ
ПОСЛЕДНИЙ СОН СТАРОГО ДУБА
СВИНЬЯ-КОПИЛКА
В КОТОРОЙ РАССКАЗЫВАЕТСЯ О ЗЕРКАЛЕ И ЕГО ОБЛОМКАХ
ЛЕДИ АУРА
ЧУДЕСНЫЙ УГОЛОК

Статистика

Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

Начало сказки

Попасть в сказку

Вход
Добро пожаловать Гость | RSS


Сказки


Четверг, 19.07.2018, 07:16
Главная » Статьи » Баранкин, будь человеком!

В морилку, потом в сушилку… и в распрямилку…
– Сейчас мы его поймаем! – прошипела шепотом Фокина, качаясь на одной ноге и боясь спугнуть Костю. – Поймаем – ив морилку, потом в сушилку, потом в распрямилку… – Хи-р-ы… – донесся до меня голос сладко спящего Малинина… Костя спал и даже не предполагал, какую страшную гибель готовила ему староста нашего класса Зинка Фокина. Нельзя было терять ни одной минуты. Тем более что вернувшиеся с улицы ребята тут же присоединились к Зинке Фокиной и тоже выразили самое горячее желание поймать Костю Малинина, то есть махаона, и посадить его в морилку. (Вот лоботрясы несчастные! Что угодно согласятся делать, лишь бы не работать!) Появившиеся на участке Венька Смирнов и Генка Коромыслов тоже решили принять участие в этом ужасном деле. Венька растолкал девчонок, взглянул на Костю Малинина и заорал: «Да мы же этого типа с Генкой недавно на улице ловили!..» Зинка Фокина, вместо того чтобы сделать Смирнову и Коромыслову выговор за опоздание на воскресник, только зашипела на Веньку, а девчата, воспользовавшись суматохой, оттеснили всех ребят в кусты и стали осторожно сжимать вокруг Малинина Кости смертельный круг. Что же делать? Что делать? Я выпорхнул из травы, налетел на Зинку Фокину и стал виться вокруг ее правого уха и умолять ее, чтобы она оставила в покое Костю Малинина. – Зиночка! – кричал я. – Остановись! Это же не бабочка! Это человек в виде бабочки! Не махаон это! Это Малинин! Но Зинка Фокина отмахнулась от меня, как от надоедливой мухи. – Девочки! Да что же вы делаете! – кричал я изо всех сил. Но они все словно оглохли и ослепли: они меня не видели и не слышали, словно я и вообще не существовал на свете. Страшное кольцо продолжало сжиматься вокруг Кости Малинина все тесней и тесней. Я заметался, потом взлетел вверх; оставалось только одно: сбить спящего Малинина с камня – взять его на таран! Быть может, он хоть от удара проснется. Сложив крылья, я ринулся вниз, скользнул над травой и что есть силы ударил Костю головой в бок. От сильного удара в голове у меня все помутилось и перед глазами поплыла радуга, а Костя сорвался с камня, подпрыгнул, подлетел, проснулся в воздухе и как очумелый закрутил глазами. – Костя! Делай свечку! Свечку делай! – заорал я не своим голосом. – Какую свечку? – сказал ничего не соображающий Костя Малинин, протирая заспанные глаза. Тогда я схватил его за лапу и потащил за собой в небо круто вверх. И откуда у меня только сила взялась? В одну секунду я поднял Костю Малинина, как на лифте, выше кустов. Внизу, где-то там, под нами, раздался дикий визг. – Это что, большая перемена? – спросил меня Костя одуревшим от сна голосом и закрыл глаза. – Какая еще перемена? – сказал я и наподдал Косте сзади лапой, чтобы он хоть немного пришел в себя. В глазах у меня все еще продолжало сиять какое-то северное сияние. – Ты что, еще не проснулся, что ли? – Сейчас, сейчас! – сказал Малинин. – Сейчас я наемся нектара и сяду за геометрию… А этому Мишке надо крылья оборвать… – Какому Мишке? – Яковлеву… из семейства отличников. Чтобы он не соглашался другой раз заниматься с нами в воскресенье… Малинин хотел сказать что-то еще, но вдруг перестал махать крыльями, громко захрапел и начал валиться в кусты, в самую гущину листьев. – Костя! Не засыпай! Пропадешь! – рявкнул я и стал валиться вслед за своим другом в кусты сирени, цепляясь на лету крыльями за сучки и листья. От удара о ветку Костя опять проснулся. По ветке взад-вперед ползали муравьи; они мельтешили у меня под ногами, и мне пришлось двум из них дать хорошего пинка, чтобы они не путались не в свое дело в такой, можно сказать, критический момент. – Сейчас же превращайся из бабочки в трутня, слышишь? – сказал я Косте, разгоняя муравьев. – В какого трутня? Из какой бабочки? Ты что, Баранкин, свихнулся, что ли? – сказал Малинин и повалился на бок. Вероятно, у спящего Малинина так все перепуталось в голове, что он уже ничего не соображал и вообще нес какую-то страшную ахинею. Тогда я его приподнял за крылья: – Превращайся в трутня! Слышишь, Малинин? – Как это может человек превратиться в трутня? Ты, Баранкин, фантазей… из семейства человеев… то есть че-ло-ве-ков… то есть… я спать хочу, – сказал Малинин и повалился на другую сторону. Было слышно, как по саду с криком и визгом продолжали рыскать девчонки. Если они заметят в кустах яркие крылья Кости-махаона, мы пропали. – Ты превратишься в трутня или нет? Последний раз тебя спрашиваю! – Я снова поднял упавшего на бок Малинина, при этом я успел лягнуть задними лапами двух нахальных муравьев, которые намеревались заползти мне под самое брюхо. – Ладно, Баранкин! – промычал Костя. – Если уж тебе так хочется… Только я сначала посплю… – Нет! Сначала ты превратишься в трутня, а потом будешь спать? Слушай мою команду! – Я схватил Костю за передние лапы и стал изо всех сил трясти его, приговаривая: – Повторяй за мной! Повторяй за мной! Ни ночью, ни днем Не хочу быть мотыльком! Всех на свете лучше Быть, конечно, трутнем! – Вот он где спрятался! – взвизгнул невдалеке голос Зинки Фокиной. – Я так и знала, что он далеко не улетит! Девочки! Окружайте куст! «Все! Нас обнаружили! Мы пропали! – подумал я. – И Малинин опять заснул! И теперь я с ним уже ничего не смогу поделать!» У меня при одной этой мысли опустились крылья, и я даже не стал распихивать муравьев, которые опять наползли с разных сторон. «Пусть ползают, – произнес я мысленно, – теперь все равно…» И вдруг именно в эту минуту раздался смех Кости Малинина. Я с ужасом посмотрел в его сторону – уж не сошел ли он во сне с ума от всех этих переживаний – и вижу, как два муравья ползают возле его брюха и щекочут Костю своими усиками. Они его, значит, щекочут, а он, значит, смеется, тихо, правда, но смеется, спит и смеется. Вот балда, как же это я забыл, что Костя Малинин больше всего на свете щекотки боится. Я еще в лагере его сколько раз будил при помощи щекотки. Вот спасибо муравьям, что надоумили. И, не теряя больше ни секунды, я всеми четырьмя лапами сразу стал щекотать Костю под мышками. Тихий смех Кости-махаона сразу же перешел в хохот, и он проснулся. Сразу же проснулся! И глаза открыл, и совершенно спать перестал. Трясется весь, хохочет, заливается как сумасшедший, лапами за живот хватается и говорит, захлебываясь от смеха: – Ой, Баранкин! Ха! Ха! Зачем ты меня щекочешь? Ха! Ха! Ха! – Ха! Ха! Ха! – отвечаю я Малинину. Меня тоже в эту минуту разобрал смех, во-первых, на нервной почве, во-вторых, очень уж я обрадовался, что Костя проснулся от этого ужасного сна и окончательно пришел в себя. Я от этой нервной радости даже на время забыл о той смертельной опасности, которая еще продолжала грозить Косте Малинину. И главное, хоть Костя и проснулся, я все равно продолжал его щекотать. Кто его знает! Перестанешь щекотать, он возьмет и опять заснет. – Да ну вас! – сказал Костя Малинин мне и муравьям, отталкивая меня и муравьев от себя. – Расщекотались здесь! Ха-ха! А что это там за шум! Ха-ха-ха! И здесь я снова с ужасом вспомнил о том, что грозит моему лучшему другу, и не только вспомнил, но и понял, что" судя по голосам, Зинка с девчонками уже начали окружать наш куст. – Малинин! – заорал я. – Сию же минуту сосредоточивайся и начинай превращаться в трутня! – Почему – в трутня? В какого трутня? – спросил Костя, сладко потягиваясь. – Потому что там Зинка Фокина с юннатками. Они тебя как махаона хотят запрятать в морилку! Потом в сушилку! Потом в распрямилку! – Как – в морилку? Зачем в морилку? – Для коллекции! – заорал я. При слове «коллекция» с Малинина сон прямо как рукой сняло, и он, очевидно, сразу все, все, все вспомнил, понял все, все, все, понял и осознал весь ужас положения, в которое мы с ним попали. Еще бы! Что такое коллекция, Костя знал хорошо, ведь он сам был когда-то юннатом и у него у самого когда-то была такая коллекция, в которую так хотела сейчас упрятать его Зинка Фокина. – Что же ты меня сразу не разбудил? – Я еще тебя не разбудил?! Скажи спасибо мурашам. Это они меня надоумили… В общем, скорей повторяй за мной! Я стал орать Малинину заклинание в самое ухо, а сам вижу, что он меня совсем не слышит, он, очевидно, при слове «коллекция» от ужаса обалдел и вообще перестал понимать, что я от него хочу. Я ору изо всех сил: Всех на свете лучше Быть конечно, трутнем! А Малинин все молчит, потом вдруг как заорет: Ой, мамочка! Я не хочу быть бабочкой! Хорошо быть мурашом! Бабочке нехорошо! Я сначала даже не понял, что на этот раз мы с Малининым начинаем превращаться в совершенно различных насекомых и наши пути, как говорится, расходятся в разные стороны. Я хочу стать трутнем, а Малинин хочет связать свою жизнь с муравьями! Зачем он это делает? Неужели он не соображает, что там его ждет? Да нет, он сейчас, по-моему, вообще ничего не соображает. Он сейчас соображает только одно, что лучше уж быть живым трудящимся муравьем, чем мертвой бабочкой. Как вы думаете, мог я оставить Малинина одного в такой ситуации? Мог я сам стать долгожданным трутнем, а Малинину позволить превратиться в рабочего муравья? Конечно, не мог! Отвечаю я за Малинина или не отвечаю? Отвечаю, и еще как отвечаю, головой своей отвечаю! Ведь это я его втравил в эту историю, а не он меня. В эту минуту за кустами, в довершение всего, раздался прямо какой-то лошадиный топот, треск ломаемых сучьев. За листвой со всех сторон замелькали разноцветные сачки, несколько девчонок взгромоздились с сачками даже на дерево и тем самым отрезали нам с Костей последний путь к спасению. Все! Мне ничего больше не оставалось делать, как набрать в легкие побольше воздуха и вложить все свои последние силы в заклинание, которое в горячке придумал этот псих Малинин. Ой, мамочка! Я не хочу быть бабочкой, – затараторил я вслед за Костей Малининым. - Я уверен, хорошо Быть на свете мурашом!.. Ой, я был в этом не уверен, совсем не уверен! Малинин, что мы с тобой делаем? И зачем только мы с тобой превращаемся в муравьев?! Это была последняя мысль, мелькнувшая в моей измученной бабочкиной голове, разрывавшейся от забот, тревог, ужаса и волнений…
Категория: Баранкин, будь человеком! | Добавил: tyt-skazki (29.11.2011)
Просмотров: 1814 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Слушать сказки

Популярное
ГНОМ В КАРМАНЕ
Непокорный князь
БАБУШКИНЫ ПИРОЖКИ и канадская технология
Цвет Измены
НЕТ КОЗЫ С ОРЕХАМИ
ТИТО
ЗАМОК ЮП
Свинина — самое популярное мясо
АРМИЯ ПОВСТАНЦЕВ ГЕНЕРАЛА ДЖИНДЖЕР
КОРОЛЕВСТВО ДЖИНКСИЯ
История Ани
ЗВАНЫЙ УЖИН
КОНЕЦ ТУННЕЛЯ

Случайная иллюстрация

СказкИ ТуТ © 2018