Выбор сказок

Категории раздела
Владимир Машков [29]
Последний день матриархата
Михалков Сергей [74]
Басни
Валерий Медведев [27]
Приключения солнечных зайчиков
Григорий Ильич Мирошниченко [27]
Юнармия
В стране вечных каникул [55]
А. Алексин
Истории про изумрудный город [208]
ВОЛКОВ Александр Мелентьевич
Три толстяка [14]
Юрий Олеша
Алёнушкины сказки [9]
Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
Баранкин, будь человеком! [36]
Дочь Гингемы [15]
Сергей Сухинов
Юмористические игры для детей [196]
Ходячий замок [20]
Мурли [19]
Сказки для тебя [71]
ВОЛШЕБНЫЕ СКАЗКИ [68]
Приключения Тома Сойера [81]
Приключения двух друзей [46]
Проданный смех [84]
Приключения Рольфа [71]
Эрнест Сетон-Томпсон
Легенды ночных стражей. Осада [38]
Новые приключения Буратино [54]
Актуальные сказки [77]
Уральские сказы [99]
Пеппи Длинный чулок [31]
Интересное [2]

Воити


Последнее прочитанное
"ВОТ ТЕ РАЗ - ДВА РАЗА!"
НЕКОТОРЫЕ СОБЫТИЯ, СВЯЗАННЫЕ С УРФИНОМ ДЖЮСОМ
ПРИКЛЮЧЕНИЕ ТРЕТЬЕ
Драка за скворечник
ПОСЛЕДНИЕ СОЛДАТЫ УРФИНА ДЖЮСА
34
МОРСКОЙ ИНДЮК
ПЛЮШЕВЫЙ КОРОЛЬ
КОРОЛЬ ГНОМОВ
ЛЕВ СТАНОВИТСЯ ЦАРЕМ ЗВЕРЕЙ
УДИВИТЕЛЬНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ
ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ПРИНЦЕССЫ
ИСТИННАЯ ПРАВДА
ШИШЕЧНЫЙ

Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0

Начало сказки

Попасть в сказку

Вход
Добро пожаловать Гость | RSS


Сказки


Понедельник, 24.06.2024, 16:08
Главная » Статьи » Баранкин, будь человеком!

Мы существуем!
– Костя, – сказал я, перестав всхлипывать и обливаться слезами. – Это ты? – Я! – сказал голос Кости Малинина сверху, голос был глухой и далекий, словно он шел с неба. – Ты уже… т-а-м?.. – Где – т-а-м?.. – Ну где там, на т-о-м свете, что ли?.. – На каком на т-о-м свете… Я на заборе, а не на том свете, чего это ты городишь?.. – Ну что ты меня, Малинин, обманываешь? Я же сам видел, как тебя съел стриж. А раз он тебя съел, то ты не можешь сидеть на заборе. – Кого съел стриж? Меня?.. Он тебя съел, а не меня, я своими глазами видел. – А я тебе говорю, он тебя съел! – Как же он меня съел, если я живой и невредимый сижу на заборе? Открой глаза и убедишься! – «Открой»! А если я боюсь? – Чего ты боишься? – Я глаза открою, а ты не существуешь, – сказал я и снова пролил целых два ручья слез. – Хорошо, – сказал сверху голос Кости Малинина, – сейчас ты убедишься, существую я или не существую. Вверху что-то завозилось, зашебаршило и затем прыгнуло мне на плечи. Я свалился на землю и открыл глаза. Костя Малинин был жив, никаких сомнений и быть не могло. Он сидел на мне верхом, тузил меня кулаками и приговаривал: – Ну как, существую я или не существую? Существую или не существую? – Существуешь! – заорал я, и мы вместе с Костей покатились по траве, устланной желтыми листьями. – Костя Малинин из семейства Малининых существует!!! Уррра!!! Уррра!!! – Значит, с-у-щ-е-с-т-в-у-е-м? – С-у-щ-е-с-т-в-у-е-м, значит! – А как мы с тобой существуем? – Как люди! – Как ч-е-л-о-в-е-к-и! – Урра!!! – крикнули мы на радостях в один голос и снова бросились обнимать друг друга. – Постой! Постой! – сказал я Косте. – Дай-ка я на тебя посмотрю… – Да что ты, Юрка! – засмеялся Костя. – Что, ты меня раньше не видел, что ли?.. – Не видел! – сказал я. – Раньше я тебя не видел и ты меня тоже по-настоящему не видел… А главное, что я раньше сам себя не видел и ты сам себя не видел… И мы стали молча смотреть друг на друга. Костя смотрел на меня, а я смотрел на Костю, и не просто смотрел, а рассматривал всего, с ног до головы, рассматривал, как какое-то потрясающее чудо природы. Некоторое время я, например, тараща глаза, разглядывал Костины руки, покрытые боевыми ссадинами и царапинами. Раньше я, конечно, ни за что бы не обратил внимания ни на свои, ни на чужие руки. Руки и руки… А сейчас я не мог оторвать от них глаз. Вот это да! Это вам не какая-нибудь муравьиная лапка или воробьиное крылышко! Вы тоже никогда не обращали внимания на свои руки? Нет, из ребят, может быть, кто и обращал внимание, а девчонки определенно обращают внимание только на свое лицо. А голова!.. Я на свою голову тоже раньше не обращал особенного внимания. Голова и голова… Есть на плечах, и ладно! Нахлобучишь кепку – и хорошо! Пофантазируешь – и довольно! А теперь, теперь… После всего-всего, что я пережил, уж я-то точно знал, что если руки человека – это чудо, то уж го-ло-ва – это самое расчудесное чудо из всех расчудесных чудес. Даже голова Веньки Смирнова – это тоже чудо. Только он еще не знает об этом, а во-вторых, не умеет этим чудом пользоваться. А таких, как Венька, на земном шаре может, наверное, много человек набраться. И в Америке есть свой Венька Смирнов, и во Франции, и в Англии… И везде есть такие ребята, которые ни о чем не думают, и такие, которые думают совсем не о том, о чем надо думать, – такие тоже есть. Например, я и Костя Малинин! Но теперь-то я точно знаю, отчего это все происходит: оттого, что не все ребята знают о том, как это замечательно интересно – думать вообще и особенно думать о том, о чем нужно думать. Думать и соображать! И опять же не как-нибудь, так, инстинктивно, как говорится, по-муравьиному, а по-настоящему думать – по-че-ло-ве-че-ски!!! Не знаю, сколько бы еще времени просидели мы с Костей вот так на траве, думая об одном и том же… Мне Костя, конечно, не говорил, но я готов был дать голову на отсечение, я чувствовал, я слышал, честное слово, слышал, что Костя Малинин думает слово в слово о том же, о чем думаю я, но только в самый разгар наших размышлений с дерева на спину мне прыгнуло что-то пушистое и так вцепилось сквозь рубашку в искусанное муравьями, исклеванное воробьями тело, что я чуть не заорал. – Муська! – закричал обрадованно Костя Малинин. Конечно, это была она – наша Муська, та самая Муська, которая два раза хотела меня съесть, когда я еще был воробьем. – Ага, Муська! – закричал я, отдирая Муську от своей спины. – Вот я сейчас с тобой за ВСЕ и рассчитаюсь! Муська! – Я хотел схватить ее за ухо, но мне помешал это сделать Костя Малинин. – Ладно, Баранкин, – сказал Костя. – Прости ее на радостях, раз уж все кончилось хорошо!.. И здесь Костя, видно, так снова обрадовался, что все кончилось так хорошо и даже замечательно, что бросился на меня и стал обнимать изо всех сил. Потом я от радости обнял скамейку, ту самую скамейку, на которой мы сидели еще Т-О-Г-Д-А, потом я обнял забор, который стоял возле березы, а потом мы вместе с Костей обняли березу, ту самую березу, под которой стояла та самая скамейка, на которой мне первый раз в жизни пришла в голову мысль, что я, видите ли, устал быть человеком… – Я их по всем дворам разыскиваю, а они с деревьями обнимаются! – крикнул Мишка Яковлев с велосипеда, влетая с Аликом неожиданно на своей машине во двор. Потом за ними показались Зинка Фокина, Эра Кузякина и все остальные. – Мишка! – крикнули мы с Костей в один голос, набрасываясь на Яковлева с двух сторон и заключая его в свои объятия. От неожиданности Мишка выпустил руль, и мы свалились на землю. Я и Костя продолжали обнимать и целовать Мишку Яковлева и Алика Новикова. – Да вы что, ребята? Вы с ума сошли? Мы же вчера только виделись! Ребята! Да что это вы, как девчонки прямо! – отбивались от нас и Алик, и Мишка. – Алик и Мишка! – сказал Костя Малинин со слезами на глазах, чмокая Яковлева в ухо. – А что здесь без вас было!.. – Что было? Где было? – насторожился Алик. – Что б-ы-л-о, т-о п-р-о-ш-л-о, – сказал я и так при этом посмотрел на Костю Малинина, что тот прикусил язык. В это время нас окружили девчонки из нашего класса. – Их, конечно, по всему городу ищут, – сказала Эра Кузякина, – а они, конечно, на траве валяются!.. – Баранкин! – сказала Зина Фокина. – Вы намерены, в конце концов, заниматься или нет? – Зиночка! – сказал я. – Зиночка! – повторил я. – Если бы ты знала, Зиночка, к-а-к мы с Костей намерены з-а-н-и-м-а-т-ь-с-я! – И заниматься, и работать! – сказал Костя и взял из рук Эры Кузякиной лопату. А я взял лопату у Зины Фокиной. – Баранкин! – сказала Эра. – А почему у вас с Костей вид какой-то ненормальный? И поведение тоже… – добавила она. – Потому что потому!.. – закричал я. – Ну, пошли, – сказал Мишка, – а то и так сколько времени зря потеряли!.. – Минуточку! – сказал я. – Ребята!.. Я должен вам всем сказать, что ЧЕЛОВЕК – ЭТО ЗВУЧИТ! – Баранкин! – сказала Эра. – Ты говоришь неправильно! Нужно говорить: «Человек – это звучит гордо!» – Ладно, Эрка! – сказал я. – Мы-то теперь уж получше твоего знаем, как звучит че-ло-век! Верно, махаон?.. То есть верно, Малинин? – Верно, Баранкин! После этих слов мы с Костей снова сдавили Мишку с двух сторон в своих объятиях. – Ну, – сказал торжественно Костя Малинин мне и Мишке, – поползли, значит?.. С этими словами он на глазах у всех стал вдруг опускаться на четвереньки. Хорошо, что я успел вовремя схватить его за шиворот. – Куда поползли? – спросил Мишка. – Почему поползли? – Ну вот! – закричала Эрка Кузякина. – Они опять за какие-то свои штучки принимаются!.. – Малинин! – сказал я грозно вслух. И затем так же грозно изобразил на лице, чтобы он выбросил сейчас же из головы свои старые муравьиные замашки. – Я хотел сказать: по-ле-те-ли! – сказал Костя и начал уже было махать одной рукой, словно крылом махаона. Хорошо, что я и на этот раз успел схватить его за руку. Все, конечно, опять стали на нас смотреть, как на ненормальных. А я? Разве я мог им что-нибудь объяснить? Поэтому я крепко-накрепко сжал Костину руку и сказал многозначительно. – М-а-л-и-н-и-н!.. – сказал я. – Чвик! Вычвик! То есть… – Выдох! – сказал Костя Малинин. – Вдохох-ох! И пусть ребята, как всегда, нас не поняли, но Малинин меня понял! И я его понял! И больше мы не сказали ни слова, потому что мы все втроем (я! Костя! и Мишка!) полетели заниматься. То есть мы не полетели, конечно, мы, конечно, побежали, но вместе с тем и как бы полетели. На лестничной площадке я совершенно неожиданно столкнулся носом к носу с Венькой Смирновым. Помните его? Он еще стрелял в нас с Костей из рогатки, когда мы были воробьями. А когда были бабочками, то он нам хотел крылья оборвать!.. А когда были муравьями, то он муравейник наш разрушил!.. – Приветик! – сказал Венька, щурясь и прыгая сразу через две ступеньки вниз. Я успел схватить его за рубаху и остановить. – Ты чего? – спросил Венька. – Вот чего! – сказал я, притягивая Веньку к себе и давая ему подзатыльник. – За что? – спросил, щурясь, Венька. – Не будешь в другой раз стрелять в меня из рогатки! – Когда я стрелял в тебя из рогатки? – Когда я сидел вон на той ветке! – Я показал рукой в окно на тот самый тополь, с которого меня и Костю чуть-чуть не сбил Венька из своей катапульты. – Когда ты сидел на той ветке? Что ты городишь, Баранкин, какую-то чепуху?.. – Чеп-чеп-чепуху, говоришь? А двух воробьев на тополе помнишь? Венька сощурился, соображая, как лучше ответить на мой вопрос. – А это тебе за бабочек! Чтобы ты нам, то есть им, в следующий раз крылья не обрывал!.. А это за муравьев, чтоб лопатой в муравейник не тыкал… Я дал Веньке еще два раза по шее, выхватил из его кармана рогатку с оптическим прицелом, сломал ее и бросился догонять Мишку с Костей. – Баранкин! – донесся до меня снизу Венькин голос. – Что тебе? – А я так ничего и не понял все равно! – Станешь ч-е-л-о-в-е-к-о-м, тогда в-с-е п-о-й-м-е-ш-ь! – крикнул я, перегнувшись через перила.
Категория: Баранкин, будь человеком! | Добавил: tyt-skazki (29.11.2011)
Просмотров: 2594 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск

Слушать сказки

Популярное
ГНОМ В КАРМАНЕ
Непокорный князь
БАБУШКИНЫ ПИРОЖКИ и канадская технология
Цвет Измены
НЕТ КОЗЫ С ОРЕХАМИ
ТИТО
РАЗЪЯРЕННЫЙ РУГГЕДО
В ПЛЕНУ У КОРОЛЕВЫ
САДОВНИК И ГОСПОДА
ЧАРЫ РАЗВЕИВАЮТСЯ
ОВОЩНОЕ КОРОЛЕВСТВО
СУДЬБА РЕПЕЙНИКА
ТИП МАСТЕРИТ ТЫКВОГОЛОВОГО

Случайная иллюстрация

СказкИ ТуТ © 2024